Privacy vs punishment after punishment
Table of contents
Share
QR
Metrics
Privacy vs punishment after punishment
Annotation
PII
S241328880029420-6-1
Publication type
Article
Статус публикации
Published
Authors
Vladimir Bukhalov 
Occupation: postgraduate student of sociological faculty GAUGN
Affiliation: State academic university for the humanities
Address: Russian Federation,
Edition
Pages
63-69
Abstract

The article highlights problems of long-term serious consequences of a criminal conviction that arise with digitalization. They are exacerbated with the expansion of the list of restrictions inflicted on persons marked as a criminal, despite the fact that illegal acts are not always clearly distinguished. For the first time the institution of punishment as an object of sociology was studied by E. Durkheim. In order to prevent unfair punishment after punishment the article examines the rationale for the right to privacy of those who have been punished in the past.

Keywords
discrimination, punishment, offense, privacy, social adaptation, criminal record
Received
05.02.2024
Date of publication
10.02.2024
Number of purchasers
4
Views
654
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Цитировать Download pdf
Additional services access
Additional services for the article
1 Проблемы приватности, занимающие ведущее место в дебатах в области политики и права в СМИ, стали важной темой социальной и политической теории. В социологии сделаны первые важные шаги по развитию социологического подхода к теме приватности, обусловленные ее значимой ролью в социальных и профессиональных отношениях. В том числе дается социологическое обоснование важности права на приватность для людей, которые были наказаны в прошлом за преступления или правонарушения, чтобы препятствовать их несправедливому наказанию после наказания.
2 Впервые институт наказания, как объект социологии, стал изучаться Э. Дюркгеймом, который исследовал его формирование под влиянием политических процессов и исторических традиций. Дюркгейм рассматривал его в качестве сложного социального института утверждения морали на основе общественной солидарности и коллективного чувства.
3 Современная социология наказания изучает не только возникновение тех или иных мер наказания, его социальные функции, взаимосвязи, воздействия на общественный порядок, но и анализирует причины его неудач и непреднамеренные социальные последствия. Одним из таких побочных эффектов является «цифровое» наказание после наказания, т.к. современная система правосудия гарантирует, что наказание оставит четкий цифровой след, доступный для произвольных беспорядочных наблюдений. В результате человек не будет знать, где и когда может быть обнаружена его судимость. Цифровые записи о судимости документируют в том числе и аресты, по которым не было возбуждено уголовное дело, и уголовные обвинения, которые были сняты. Даже после отбытия наказания или удаления записи, цифровое наказание продолжает влиять на способность человека найти достойную работу, жилье, на возможности устанавливать социальные связи, получить вид на жительство.
4 В целях обеспечения безопасности общество должно иметь право знать о криминальном прошлом человека при принятии важных решений (например, при приеме на работу). С целью совершенствования деятельности правоохранительных органов были разработаны базы данных о судимостях и привлечениях к ответственности. Следует отметить, что сроки хранения информации о судимости в странах мира являются очень длительными. Данные о привлечении к уголовной ответственности могут храниться пожизненно, включая случаи последующего вынесения оправдательных приговоров или иных решений об оправдании.
5 В России такой учет ведется с 1870 г. Сведения о судимостях лица хранятся пожизненно. Доступ к этим базам данных ограничен, но отсутствие контроля привело к широкой доступности таких данных о гражданах. Еще несколько лет назад их копии можно было свободно приобретать в киосках, торгующих CD дисками. Проверка биографических данных приобрела коммерческий размах. Возникли криминальные схемы вымогательства денег за удаление фотографий привлекавшихся лиц из Интернета. Мошенники предлагают за деньги удалить запись о судимости из баз данных МВД. Операторы веб-сайтов используют данные о судимости для создания онлайн-репозиториев. Сервис CheckLic, официально сотрудничая с МВД России, может (по паспорту) предоставить данные о судимостях любого гражданина.
6 Согласно всероссийскому опросу Службы исследований Career.ru, проводившемуся с 20 по 28 марта 2018 г., в котором участвовало 233 работодателя из 24 регионов России: 61% компаний проверяют наличие у соискателя судимости и административных правонарушений, 18% проверяют еще и сведения об имевшихся судимости и административных правонарушениях у родственников соискателя [1]. Среди компаний с численностью от 251 до 500 сотрудников это делают 38%. В госсекторе, банках и в сфере безопасности родственников проверяют еще чаще.
7 Социологическое исследование наиболее существенных барьеров, препятствующих ресоциализации экс-заключенных, проведенное российскими учеными, показывает, что дискриминация бывших заключенных провоцирует рецидив и еще большую криминализацию общества [2]. Социальная адаптация бывших осужденных связана не только с практическими проблемами их трудоустройства, материального обеспечения (что сегодня практически отсутствует), но и с проблемой изменения отношения общества к людям, отбывающим или отбывшим наказание.
8 Люди, случайно подвергшиеся уголовному преследованию (в особенности, за незначительные или декриминализированные деяния), страдают от последствий уголовного наказания или от иных последствий обвинения в преступлении больше, чем закоренелые преступники, т.к. они, как правило, не формируют специфических сообществ, а взаимодействуют с социумом один на один. Имеет значение и социальный статус осужденного, т.к. лица, имеющие положение в обществе, несут большие репутационные потери. Бедные после привлечения к уголовной ответственности становятся только беднее, а на богатых она так сильно не влияет. В то же время, неприкосновенность лица может исключить его ответственность за многие или любые преступления (например, в России судья не может быть привлечен к уголовной ответственности без согласия квалификационной коллегии судей, а Президент не может быть отрешен от должности и привлечен к ответственности за преступления небольшой или средней тяжести).
9 Следует отметить, что проблема последствий осуждения за преступления обострена избыточной криминализацией различных правонарушений, часто носящей спонтанный и популистский характер. Значительное число преступлений небольшой тяжести и преступлений без потерпевших, содержащихся в УК РФ, во многих странах мира не являются противоправными деяниями. Они либо легализованы в настоящее время, либо декриминализированы, либо отнесены к уголовным проступкам. Такими правонарушениями являются, в частности, клевета и оскорбление. С целью защиты свободы слова тенденция декриминализации оскорбления и клеветы поддерживается резолюциями ООН, Совета Европы и других международных организаций. Оскорбление, клевета и богохульство декриминализированы в ряде стран СНГ и в целом ряде других стран мира. В части стран мира они являются уголовными проступками и не влекут судимости или иных негативных последствий привлечения к уголовной ответственности за преступления. В России являются преступлениями оскорбление в судебном заседании, публичное оскорбление представителя власти, оскорбление одного военнослужащего другим, оскорбление религиозных чувств верующих (богохульство). В настоящее время снова введены сроки лишения свободы за клевету, предусмотренную ч. 2-5 ст. 128.1 (введены сроки лишения свободы - до 2, 3, 4 и 5 лет соответственно за большинство видов клеветы, кроме простой клеветы и клеветы на судей, присяжных заседателей, судебных приставов, прокуроров, следователей, дознавателей и других уполномоченных должностных лиц в связи с рассмотрением дел и материалов в суде или с исполнением судебных актов).
10 Во многих странах мира не являются правонарушениями незаконные сбыт или изготовление холодного оружия и ряда других видов оружия, незаконный оборот огнестрельного оружия, не являющегося во многих странах мира оружием по поражающей способности (дульная энергия, не превышающая 7,5 Дж). В настоящее время в России увеличены сроки лишения свободы за незаконный сбыт холодного оружия с 2 до 4 лет. В то же время незаконные сбыт или изготовление холодного оружия не являются преступлениями в целом ряде стран мира: Германии, Болгарии, Польше, Чехии, Словакии, КНР, Монголии, на Аляске и в ряде других штатов США, где отдельной ответственности за незаконный оборот холодного оружия не предусмотрено, а наказуем лишь оборот его запрещенных видов. Незаконные сбыт или изготовление холодного оружия уже не являются преступлениями в целом ряде стран постсоветского пространства: в Армении, Грузии, Молдове, Узбекистане, Эстонии и Латвии. В Казахстане незаконные ношение, сбыт или изготовление холодного оружия являются уголовными проступками и не влекут судимости и лишения свободы. В Таджикистане нет лишения свободы за незаконные изготовление и иной оборот холодного оружия, а его незаконный сбыт не влечет уголовной ответственности на первый раз.
11 Федеральными законами от 23 декабря 2010 г. и от 11 июня 2022 г. в нарушение ст. 2 и ст. 19 Конституции РФ были ретроактивно введены в действие запреты на занятия профессиональной деятельностью для широкого ряда судимых лиц. Противоправные деяния и их последствия были разделены по критерию общественной опасности несправедливо. Например, лицо, осужденное за мошенничество, может беспрепятственно работать в образовательном учреждении, а лицо, продавшее сувенирный нож, впоследствии признанный экспертом холодным оружием, будет уволено. Учитывая нелогичность и несправедливость существующих запретов, необходимо внесение изменений путем сокращения данного перечня преступлений.
12 В ст. 331 ТК РФ предусмотрено правило, указывающее, что лица, имевшие судимость за совершение преступлений небольшой тяжести и преступлений средней тяжести против жизни и здоровья, свободы, чести и достоинства личности (за исключением незаконной госпитализации в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, и клеветы), семьи и несовершеннолетних, здоровья населения и общественной нравственности, основ конституционного строя и безопасности государства, мира и безопасности человечества, а также против общественной безопасности, а также лица, уголовное преследование в отношении которых по обвинению в совершении этих преступлений прекращено по нереабилитирующим основаниям, могут быть допущены к педагогической деятельности при наличии соответствующего решения комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, созданной высшим исполнительным органом государственной власти субъекта РФ. Таким образом, могут быть пожизненно лишены права заниматься данными видами деятельности лица, подвергавшиеся уголовному преследованию за незначительные преступления (если комиссией не будет вынесено решение об их допуске). При этом не лишаются такого права пожизненно лица, осужденные за незаконное помещение в психиатрический стационар. При этом высокая степень общественной опасности этого преступления очевидна. В настоящее время известны факты применения принудительной госпитализации в психиатрический стационар в качестве карательной меры в детских домах.
13 Федеральным законом от 23 декабря 2010 г. были внесены изменения в ст. 127 и 146 СК РФ, запрещающие назначать усыновителями, опекунами и попечителями детей лиц, имеющих или имевших судимость, подвергающихся или подвергавшихся уголовному преследованию (кроме лиц, уголовное преследование в отношении которых прекращено по реабилитирующим основаниям) за преступления против жизни и здоровья, свободы, чести и достоинства личности (за исключением незаконного помещения в психиатрический стационар, клеветы и оскорбления).
14 Таким образом, данным законом пожизненно лишены права быть усыновителями, опекунами и попечителями детей лица, осужденные за такие незначительные деяния, как незаконные сбыт и изготовление холодного оружия, поскольку данные деяния, относятся к преступлениям против общественной безопасности. При этом не лишаются такого права пожизненно лица, осужденные за незаконное помещение в психиатрический стационар, что явно нелогично.
15 Пожизненное лишение права на усыновление, опеку и попечительство может быть допустимо только для лиц, имевших судимость за тяжкие и особо тяжкие насильственные преступления, поэтому необходимо введение конкретных сроков запрета на усыновление, опеку и попечительство для лиц, имевших судимости за менее опасные преступления
16 В настоящее время в России увеличены сроки лишения свободы за хулиганство с угрозой применения насилия (введение сроков лишения свободы до 5 и 7 лет, независимо от наличия фактов причинения вреда здоровью человека или иного вреда), т.е. наказание сало более строгим, чем, например, в Армении, Белоруссии, Узбекистана и др.
17 В то время как привилегированные классы общества менее наказуемы и более безнаказанны, а неимущие совершают преступления из-за отсутствия средств к существованию, социальная справедливость требует пропорционального смягчения наказаний за преступления, не причинившие существенного вреда, отмены строгих наказаний за незначительные нарушения закона, исключения наказуемости деяний, легализованных после их совершения, а также сокращения сроков лишения свободы за преступления, не связанные с убийством или умышленным причинением тяжкого вреда здоровью. Необходимо смягчение наказаний лицам несовершеннолетнего и преклонного возраста, женщинам и лицам, страдающим заболеваниями, создающими прямую опасность для их жизни или влекущими их беспомощность. Обострилась проблема пропорционального смягчения наказаний лицам, совершившим правонарушения, не причинившие существенного вреда здоровью человека. Требуется нормировать распределение сроков лишения свободы, других мер наказания и профилактических мер, применяемых после отбытия наказания за наиболее тяжкие преступления, что отвечает требованиям цивилизованного общества, демократического и правового государства.
18 Профессор социологии Колумбийского Университета Брюс Уэстерн пришел к выводу, что стратегия борьбы с преступностью, состоящая в том, чтобы держать в изоляции больше преступников в течение длительных сроков, не работает и следует перейти к более гуманной и более эффективной уголовной политике [3].
19 В своем анализе социальной интеграции бывших осужденных проф. Уэстерн рассматривал факторы поддержки семьи, обеспечения жильем, занятости и получения государственной помощи. Он призывает общество понять, что преступность формируют не только бедность, наркомания и насилие в семье. Решающим фактором является социальная поддержка бывших осужденных, включающая реабилитационные меры.
20 Ученые в США указывают на необходимость реформы, которая урегулирует взаимосвязи между уголовным наказанием, конфиденциальностью информации о личности и государственным надзором. Для защиты личной информации от использования против человека судимость предполагается рассматривать таким же образом, как медицинские записи и кредитные документы, которые уже регулируются и защищаются законодательством. Google может предоставить «право на забвение» тем, чьи записи были незаконно раскрыты. Facebook прекратит разрешать публикацию фотографий и соответствующих комментариев до вынесения уголовного приговора. Компании, занимающиеся проверкой биографических данных, будут привлекаться к юридической ответственности за сообщение неверных или устаревших данных. Социологи призывают подумать о защите тех, кто ежедневно борется со своим криминальным прошлым в Интернете. Существуют конкретные шаги, которые уголовно-правовая система может предпринять, чтобы ограничить сферу применения цифровых наказаний. Например, возможно создание более надежной защиты приватности таких лиц, использование технологий, ограничивающих возможности третьих лиц по произвольному распространению данных о судимостях в Интернете. Общественность может потребовать от социальных сетей и технологических компаний защиты приватности таких данных. В целях борьбы с дискриминацией лиц, понесших наказание в прошлом, может быть использована европейская модель «права на забвение».

References

1. Степанова Е. А. Социальная эксклюзия заключенных и экс-заключенных в России /Е. А. Степанова, М. Ю. Ефлова. – Текст : непосредственный // Власть. – 2012 –№1. – С. 85-89.

Comments

No posts found

Write a review
Translate