"Russians" or "Russians"? On the Problem of National Identity in Modern Russia
Table of contents
Share
QR
Metrics
"Russians" or "Russians"? On the Problem of National Identity in Modern Russia
Annotation
PII
S241328880018132-9-1
Publication type
Article
Статус публикации
Published
Authors
Mikhail Stepanov 
Affiliation: State academic university for the humanities
Address: Russian Federation, Moscow
Edition
Pages
78-84
Abstract

On the basis of the discourse analysis of the provisions of the Constitution, official documents, statements of statesman and data from sociological surveys, an attempt is made to determine the contours of the problem of national identity in modern Russia. In conclusion, it’s concluded that there are two models of national identity formation in Russia: civil and ethnic. 

Keywords
identity, nation, ethnic group, discourse analysis, national identity, Russia, Russians
Date of publication
30.12.2021
Number of purchasers
5
Views
613
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Цитировать Download pdf
Additional services access
Additional services for the article
1 Вопрос национальной идентичности постсоветской России продолжает вновь и вновь становиться темой обсуждения в обществе. Ему посвящают выпуски телепередач, статьи в газетах и журналах, в блогах. Бесконечные споры, в которых буквально тонут пытающиеся ответить на этот вопрос участники дискуссии, говорят о неоднозначности и многосторонности этой темы. А то, что они периодически возникают то в одном месте, то в другом указывает на сохраняющуюся актуальность данной проблемы, которую до сих пор не удалось разрешить. По нашему глубокому убеждению, отсутствие ответа на данный вопрос чревато отсутствием чёткой стратегии будущего и невозможностью всестороннего развития, причём как целой страны, так и отдельного индивида. Действительно, национальная идентичность является лишь одной из нескольких форм идентичности присущей человеку – наряду с профессиональной, классовой, политической и др. – и отсутствие одного из компонентов нарушает целостность совокупной идентичности. В настоящей статье ставится цель обозначить основные контуры проблемы национальной идентичности современной России. Но прежде, чем перейти к рассмотрению поставленной проблемы нам видится полезным дать определение таким понятиям, как: «идентичность», «нация» и «этнос».
2 В научной литературе существует множество определений понятия «идентичность». Например, Э. Эриксон под идентичностью понимал ощущение тождественности человека самому себе и непрерывность своего существования во времени и пространстве, а также осознании признания окружающими этих фактов1. Л.Б. Шнейдер воспринимал идентичность как субъективную по природе, динамичную, постоянно развивающуюся структуру, которая является результатом «самокатегоризации и самообъективизации через образ “Я”, характеризует самореферентность человека в его уникальности и неповторимости»2. С. Хантингтон считал идентичность самосознанием индивида или группы, продуктом самоидентификации, понимания индивидом того, что он обладает теми или иными характеристиками, отличающими его от других3. Как мы видим понятие «идентичность» связывается в первую очередь с самоопределением человека, его взглядом на самого себя и окружающий мир и, наконец, синтезом этих представлений в единую структуру.
1. Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис: Пер. с англ./ Общ. ред. и предисл. Толстых А.В. – М.: Издательская группа «Прогресс», 1996. – С. 58.

2. Шнейдер Л.Б. Профессиональная идентичность: Монография. М.: МОСУ, 2001 г. С. 56-57.

3. Хантингтон С. Кто мы? Вызовы американской национальной идентичности / С. Хантингтон; Пер. с англ. А. Башкирова. – М.: ООО «Издательство АСТ»: ООО «Транзиткнига», 2004. – С. 51.
3 Понятие «нация» не менее разработанное и, наверное, более неоднозначное. Б. Андерсон обозначил нацию как воображаемое политическое сообщество, которое воображается ограниченным и суверенным4. Нация представляется воображаемой потому, что она не является чем-то осязаемым, она существует на уровне политических, юридических и философских абстракций, но при этом, воспринимается как некое независимое горизонтальное формирование, существующее внутри каких-то границ5. Э. Гелнер пишет, что составляющими частями нации является общая культура и добрая воля, т.е. признание людьми друг друга членами нации, при условии их совпадения с политическими единицами6 – границами государства. Про доброю волю, как фактор образования нации, писал и С. Хантингтон, отмечавший, что нация возникает тогда, когда группа людей признаёт себя таковой7. В.В. Кочетков определял нацию как «группу людей, связанных общностью экономической жизни, территории, и объединённых общими политическими институтами»8, в то время, как Ю. Хабермас видел в ней общность, сформированную на основании единства культуры, истории, происхождения и, в некоторых случаях, языка9. Таким образом, «нация» предстаёт перед нами как некая абстрактная, добровольно признаваемая, горизонтальная общность людей, объединённых единой культурой, историей, политическими институтами и экономическими отношениями, существующая в определённых границах и осознающая свою непохожесть на другие подобные образования.
4. Андерсон Б. Воображаемые сообщества. Размышления об истоках и распространении национализма / Пер. с англ. В. Николаева; Вступ. ст. С. Баньковской. – М.: «КАНОН-пресс-Ц», «Кучково поле», 2001. – С. 28.

5. Андерсон Б. Воображаемые сообщества. Размышления … С. 30.

6. Гелнер Э. Нации и национализм: Пер. с англ./Ред. и послесл. И.И. Крупника. – М.: Прогресс, - 1991. – С. 126.

7. Хантингтон С. Кто мы? Вызовы американской … С. 173.

8. Кочетков В.В. Национальная и этническая идентичность в современном мире // Вестник московского университета. Серия 18. Социология и политология. 2012. – № 2. – С.157.

9. Нации и национализм / Б. Андерсон, О. Бауэр, М. Хрох и др.; Пер. с англ. и нем. Л.Е. Переяславцевой, М.С. Панина, М.Б. Гнедовского – М.: Праксис, 2002. – С. 365.
4 «Этнос», по определению В.В. Кочеткова, – это «устойчивая совокупность людей, обладающих общими особенностями культуры, психики, языка и самосознанием»10. С.М. Широкогоров трактовал данное понятие как говорящую на одном языке группу людей, признающих своё единое происхождение, обладающих какой-то совокупностью традиций и отличающих себя от других подобных групп11. По нашему мнению, ключевая разница между понятиями «нация» и «этнос» заключается в том, что если в первом случае мы делаем больший акцент на доброй воле и общности культуры, политических и экономических институтов и отношений, то во втором – на единстве происхождения, культуры и языка. Нацию стоит рассматривать с точки зрения социального конструкта, в то время как этнос, в большей степени, – естественное образование. При этом, нация может воплощаться в двух формах: во-первых, в соединении обоих понятий в единое этнонациональное образование, когда этнос, составляющий большинство населения государства, одновременно даёт название нации и является её стержнем; во-вторых как надэтническая, гражданская сущность, отодвигающая на второй план этнические различия и приумножающая роль общих для всех ценностей.
10. Кочетков В.В. Национальная и этническая идентичность … С.158.

11. Широкогоров С.М. Этнос: Исследование основных принципов изменения этнических и этнографических явлений // Изв. восточного ф-та Дальневосточн. ун-та (Шанхай). 1923. Т. 8. Вып. 1. С 5.
5 На основании всего вышеизложенного мы определяем «национальную идентичность» как ощущение единения индивида и нации, сформированное на основании общей культуры, истории политического и экономического устройства в результате принятия добровольного решения, признания окружающими его членом этой общности и осознанием своей непохожести на аналогичные формирования. Соответственно, под «этнической идентичностью» понимается чувство принадлежности человека к этносу, основанное на общих традициях, происхождении и языке, признании его другими людьми частью этого этноса и способностью отличить условных «своих» от «чужих».
6 Попытки выстроить в России какую-либо общую идентичность можно проследить вплоть до 2-ой трети XIX в., однако нас, в данном случае, больше интересует современное состояние этой проблемы. Распад Советского Союза ознаменовал активизацию нациестроительства на территории обрётших независимость государств. В России этот процесс начался не сразу и, в отличии от других республик бывшего СССР, которые уже давно занимаются вопросом формирования национальной идентичности, она до сих пор находится в поиске себя. По мнению В.В. Кочеткова причины тому следует искать в страхе элит стать жертвой национализма (т.к. многие из них не были русскими), попытке подражать Западу в стремлении сформировать гражданское общество, полиэтничность населения12. Деятельность руководства России в то время привела не к становлению той или иной формы национальной идентичности, но совсем наоборот, к образованию множества этнонациональных квазигосударственных формирований внутри страны, имеющих свой язык, конституцию, а в ряде случаев и президента, а также усилению сепаратистских тенденций.
12. Кочетков В.В. Национальная гражданская идентичность Российской Федерации // Нациестроительство: состояние, проблемы, перспективы. 2018. – С. 62.
7 И тем не менее, в официальном дискурсе можно заметить, что руководство России старается создать и продвигать в сознании населения некий консолидирующий нарратив. Это проявляется: в преамбуле Конституции: «Мы, многонациональный народ Российской Федерации, соединённые общей судьбой на своей земле…»13; в документах стратегического планирования: «многонациональный народ Российской Федерации (российская нация) – сообщество свободных равноправных граждан Российской Федерации различной этнической, религиозной, социальной и иной принадлежности…»14; в высказываниях государственных деятелей: «Мы многонациональное общество, но мы единый народ»15; в попытке проведения политики идентичности: к примеру, В.В. Путин предлагает считать «День народного единства» – 4 ноября не просто «днём победы над поляками», а «днём победы над собой», когда население России осознало себя единым народом и предлагает считать этот праздник «днём рождения нашей гражданской нации»16. И нельзя сказать, что такая политика не даёт свой результат: согласно исследованию Федерального научно-исследовательского социологического центра Российской академии наук (ФНИСЦ РАН), 92% россиян идентифицируют себя как граждане России, у 62% из них это чувство проявляется «в значительной степени».17 В то же время, не представляется возможным чётко определить определяют ли себя респонденты как россияне, т.е. обладают надэтнической, гражданской национальной идентичностью, или лишь отмечают факт наличия у них гражданства РФ.
13. Конституция Российской Федерации (с гимном России). – Москва: Проспект, 2020. – С. 3.

14. Указ президента РФ от 19.12.2012 № 1666 (ред. от 06.12.2018) «О Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации на период до 2025 года». – ч. 4.2. – п. б. [Электронный ресурс] – URL: >>>> (дата обращения 27.03.2021).

15. Владимир Путин. Россия: национальный вопрос [Электронный ресурс] – URL: >>>> (дата обращения 27.03.2021).

16. Там же.

17. РОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО В 2017-ом: СОЦИАЛЬНОЕ САМОЧУВСТВИЕ, ТРЕВОГИ, НАДЕЖДЫ НА БУДУЩЕЕ. Информационно-аналитический доклад. М.: ФНИСЦ РАН. 2017. С. 60. [Электронный ресурс] – URL: >>>> (дата обращения 27.03.2021).
8 С другой стороны, если сверху наблюдается стремление создать общую для всех идентичность, то на низовом уровне перед нами предстаёт несколько иная картина. Согласно тому же исследованию ФНИСЦ РАН, 88% опрошенных относят себя к тому или иному этносу, причём 46% «в значительной степени»18, т.е. гражданская и этническая идентичность, примерно, равны. Правда в иерархии идентичностей гражданская превосходит этническую: 33% против 18% соответственно, а 34% участников опроса заявили, что обладают и той, и другой19. Но несмотря на такое весьма оптимистичное, в плане дальнейшей национальной консолидации, положение дел, данные Левада-центра демонстрирую наличие межэтнических противоречий в российском обществе. Так, уровень поддержки идеи России как государства для русских с 10% в 2017 г. поднялся до 19% в 2020 г., 32% частично поддерживают этот концепт и лишь 28% выступают против20. Отвечая на вопрос «Насколько близко вы готовы видеть чеченцев?» только 32% респондентов ответили, что готовы видеть их среди жителей России, а 3% и 5% согласились, соответственно, видеть их среди коллег по работе и близких друзей21. Более того, 18% опрошенных сказали, что пускали бы чеченцев в Россию только временно, а 26% – не пускали бы вовсе.
18. Там же.

19. Там же. С. 65.

20. Общественное мнение – 2020. М.: Левада-Центр. 2021. – С. 123. [Электронный ресурс] – URL: >>>> (дата обращения 27.03.2021).

21. Там же.
9 Последние утверждения особо значимы в контексте исследуемой проблемы. Они свидетельствуют не только о всё ещё существующей межэтнической розни и раздробленности (например, в 2017 г. 51% респондентов заявляли, что иногда испытывают неприязнь к представителям других народов, из них 51% русские, 9% ощущают её постоянно22), но и, похоже, неосведомлённости граждан России о том многообразии народов, что её населяют. Отсюда можно поставить под сомнение целесообразность дискуссии о создании какой-либо национальной идентичности на современном этапе, в условиях, когда граждане РФ не осознают друг друга в качестве представителей одной гражданской общности.
22. РОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО В 2017-ом: [Электронный ресурс] – URL: >>>> (дата обращения 27.03.2021).
10 Разговоры об особой роли русского народа и русской культуры, как некого стержня, скрепляющего «ткань этой уникальной цивилизации»23 под названием Россия и даже фиксация этой роли в основном законе страны24 создаёт благодатную почву для межэтнических противоречий и даже конфликтов. Ярким примером тому могут служить проводившиеся до недавнего времени «русские марши» и множество существующих в Интернете – преимущественно в российской социальной сети «ВКонтакте» – сообществ, участники и организаторы которых не стесняясь сеют межэтническую и межрасовую рознь.25 Существование подобных групп и распространение среди населения таких взглядов никак не может способствовать созданию в России устойчивой национальной идентичности, без угрозы целостности государства. Безусловно, нельзя не признать, что русская культура и русский народ внесли огромный вклад в формирование России как самобытного, независимого государства, но если российская национальная идентичность создаётся не на этническом, а на гражданском основании, то специально подчёркивать примат русской культуры – значит подвергать дискриминации другие народы, населяющие территорию РФ. Наоборот, стоит поддерживать баланс между культурами народов России, не позволять ни одной из них претендовать на какой-то особый статус и лидирующую роль, а также стараться создавать общенациональные ценности, которые смогут сплоить население страны. В этой связи, мы целиком и полностью согласны с утверждением В.В. Путина, что «попытки проповедовать идеи построения русского “национального”, моноэтнического государства противоречат всей нашей тысячелетней истории»26.
23. Владимир Путин. Россия … [Электронный ресурс] – URL: >>>> (дата обращения 27.03.2021).

24. Конституция Российской Федерации … С. 19.

25. Например, можно обратить внимание на такие сообщества как: «Типичный многонационал» [Электронный ресурс] – URL: >>>> (дата обращения 27.03.2021); «Прометей» [Электронный ресурс] – URL: >>>> (дата обращения 27.03.2021); «Расовая антропология» [Электронный ресурс] – URL: >>>> (дата обращения 27.03.2021); «Искрá» [Электронный ресурс] – URL: >>>> (дата обращения 27.03.2021).

26. Владимир Путин. Россия … [Электронный ресурс] – URL: >>>> (дата обращения 27.03.2021).
11 Подводя итог, мы можем констатировать существование двух моделей построения национальной идентичности России: с одной стороны, предлагаемая сверху концепция надэтнической, гражданской идентичности, с другой – всё ещё живое в народе представление о России как о государстве русских, т.е. национальная идентичность формирующаяся на этнических началах.

References

1. Anderson B. Voobrazhaemye soobschestva. Razmyshleniya ob istokakh i rasprostranenii natsionalizma / Per. s angl. V. Nikolaeva; Vstup. st. S. Ban'kovskoj. – M.: «KANON-press-Ts», «Kuchkovo pole», 2001. – 288 s.

2. Vladimir Putin. Rossiya: natsional'nyj vopros [Ehlektronnyj resurs] – URL: https://www.ng.ru/politics/2012-01-23/1_national.html (data obrascheniya 27.03.2021).

3. Gelner Eh. Natsii i natsionalizm: Per. s angl./Red. i poslesl. I.I. Krupnika. – M.: Progress, - 1991. – 320 s.

4. Konstitutsiya Rossijskoj Federatsii (s gimnom Rossii). – Moskva: Prospekt, 2020. – 64 s.

5. Kochetkov V.V. Natsional'naya grazhdanskaya identichnost' Rossijskoj Federatsii // Natsiestroitel'stvo: sostoyanie, problemy, perspektivy. 2018. – S. 60–67.

6. Kochetkov V.V. Natsional'naya i ehtnicheskaya identichnost' v sovremennom mire // Vestnik moskovskogo universiteta. Seriya 18. Sotsiologiya i politologiya. 2012. – № 2. – S.144–162.

7. Natsii i natsionalizm / B. Anderson, O. Bauehr, M. Khrokh i dr.; Per. s angl. i nem. L.E. Pereyaslavtsevoj, M.S. Panina, M.B. Gnedovskogo – M.: Praksis, 2002. – 416 s.

8. Obschestvennoe mnenie – 2020. M.: Levada-Tsentr. 2021. – 152 s. [Ehlektronnyj resurs] – URL: https://www.levada.ru/cp/wp-content/uploads/2021/02/OM-2020.pdf (data obrascheniya 27.03.2021).

9. ROSSIJSKOE OBSchESTVO V 2017-om: SOTsIAL'NOE SAMOChUSTVIE, TREVOGI, NADEZhDY NA BUDUSchEE. Informatsionno-analiticheskij doklad. M.: FNISTs RAN. 2017. 82 s. [Ehlektronnyj resurs] – URL: https://www.isras.ru/files/File/publ/rezyume_ross_obschestvo_2017.pdf (data obrascheniya 27.03.2021).

10. Ukaz prezidenta RF ot 19.12.2012 № 1666 (red. ot 06.12.2018) «O Strategii gosudarstvennoj natsional'noj politiki Rossijskoj Federatsii na period do 2025 goda». [Ehlektronnyj resurs] – URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_139350/85261c0a55e9848f4135735f3936c0c480b5a481/ (data obrascheniya 27.03.2021).

11. Khantington S. Kto my? Vyzovy amerikanskoj natsional'noj identichnosti / S. Khantington; Per. s angl. A. Bashkirova. – M.: OOO «Izdatel'stvo AST»: OOO «Tranzitkniga», 2004. – 635 s.

12. Shirokogorov S.M. Ehtnos: Issledovanie osnovnykh printsipov izmeneniya ehtnicheskikh i ehtnograficheskikh yavlenij // Izv. vostochnogo f-ta Dal'nevostochn. un-ta (Shankhaj). 1923. T. 8. Vyp. 1. 134 s.

13. Shnejder L.B. Professional'naya identichnost': Monografiya. M.: MOSU, 2001 g. 272 s.

14. Ehrikson Eh. Identichnost': yunost' i krizis: Per. s angl./ Obsch. red. i predisl. Tolstykh A.V. – M.: Izdatel'skaya gruppa «Progress», 1996. – 344 s.

Comments

No posts found

Write a review
Translate