the analyze of the implementation of the decree "on free farmers" of 1803 through the the concepts of "freedom" and "consent"
Table of contents
Share
Metrics
the analyze of the implementation of the decree "on free farmers" of 1803 through the the concepts of "freedom" and "consent"
Annotation
PII
S241328880015950-9-1
DOI
10.18254/S241328880015950-9
Publication type
Article
Статус публикации
Published
Authors
Nikolay Soshin 
Affiliation: Kutafin Moscow State Law University
Address: Sadovaya-Kudrinskaya str., 9, Moscow, 123001
Edition
Pages
76-80
Abstract

the article analyzes the reasons for the insufficient statistical efficiency of the implementation of the decree "on free farmers" of 1803. The legal nature of the decree is considered from the standpoint of «consent» and «freedom». The main purpose of the article is to show that this decree is interesting and progressive, in terms of the underlying concepts, despite the unimpressive statistical indicators of the liberation of the peasants.

Keywords
inefficiency, absolutization, freedom, consent, voluntary
Received
27.07.2021
Date of publication
19.08.2021
Number of purchasers
3
Views
298
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Цитировать Download pdf
Additional services access
Additional services for the article
1 Объективная потребность в развитие производительных сил, капитализма, массовые выступления крепостных подталкивали органы власти к обсуждению вопроса о предоставлении гражданских прав крепостным крестьянам в начале XIX века. Попыткой решить данную проблему стало издание указа от 20 февраля 1803 года «о вольных хлебопашцах».1 1 статья этого акта является определяющей, она закрепляет за помещиком право отпускать крестьян на волю с землей «поодиночке или целыми селениями»2 с обязательным заключением утверждаемого в особом порядке договора. Согласно статьям 8, 9 данного указа, вольные хлебопашцы могли распоряжаться своей землей на правах собственности: продавать, закладывать, передавать ее по наследству, а также вступать в обязательственные отношения. Инициатором издания указа выступил граф С. П. Румянцев, но предложение о переквалификации его просьбы в общую, абстрактную норму закона было встречено неодобрительно и как следствие отвергнуто. Указ был принят в форме частного распоряжения с указанием того, что «всем, кто из помещиков последовать примеру его пожелает, распоряжение такое дозволить»3. Это решение было вызвано некой обеспокоенностью со стороны Государственного Совета на этапе обсуждения в том, что «публичное объявление о праве освобождения частновладельческих крестьян с землей может стать причиной возникновения конфликтных ситуаций между помещиками и крепостными людьми»4. Члены совета предлагали использовать концепцию "обоюдного" и "добровольного" согласия при подписании договоров между помещиками и крестьянами. В итоге, реализация данного положения была поставлена в полную зависимость от желания конкретного помещика, что не могло не сказаться на эффективности этого указа. В соответствие с указом от 20 февраля 1803 года запрос помещиков о разрешении перехода частновладельческих крестьян в вольные хлебопашцы должен был подаваться лично императору через министра внутренних дел. Такой порядок обусловил положение, при котором в МВД формировались статистические данные о количестве освобожденных помещиками крестьян, которыми руководствовались исследователями этого вопроса в дальнейшем, а именно: А. В. Романович-Славатинский, В. Вешняков. На мой взгляд, именно данные В. Вешнякова являются наиболее релевантными в отношении этой проблемы, так как в своем исследовании он делает акцент на поименном списке помещиков, изъявивших желание освободить крестьян, а также на конкретных условиях договора между ними, которые формально - юридически являлись важнейшими элементами в этом процессе. Вешняков отмечает: «В период с 1803 по 1825 г. 163 помещиками был заключен 171 договор, а общее число крестьян, получивших свободу, составило 36 846 чел. Проведенный анализ динамики процесса освобождения крестьян по указу о вольных хлебопашцах в царствование Александра I позволяет констатировать отсутствие прямой зависимости между количеством договоров и численностью освобождаемых крестьян».5 К 1858 году, когда указ перестал действовать, было освобождено около 152 тысяч крепостных крестьян, что составило всего лишь 1,5% от их общего количеств. Какие факторы в совокупности негативно отразились на желании помещиков освобождать крестьян? Я считаю, что их можно свести к двум главным:
1. Именной, данный Правительствующему сенату — «Об отпуске помещиками крестьян своих на волю по заключении условий на обоюдном согласии основанных» // П.С.З. Т. XXVII. № 20. – 625 с.

2. П.С.З. Т. XXVII. № 20620.

3. Семевский В. И. Крестьянский вопрос в России в XVIII и первой половине XIX века. 1888. 255 с.

4. Тимофеев Д. В. Практика освобождения крестьян в вольные хлебопашцы в царствование Александра I. // Вестник Санкт-Петербургского университета. История. 2019. Т. 64. Вып. 4. 2019. С. 1181.

5. Вешняков В.И. Крестьяне-собственники в России: Историко-статистический очерк. 1858 (2016). С.71.
2 1). "Крещенная собственность" приносила наибольший денежный доход дворянам, расставаться с ней было экономически невыгодно;
3 2). Бюрократическая процедура перевода крестьян в состояние вольных хлебопашцев задействовала множество других лиц, помимо крестьян и помещиков, была крайне сложной.
4 Абсолютизация незначительных статистических показателей применения данного указа ведет к заблуждению о малоэффективности и отсутствии каких - либо значимых практических результатов. В свою очередь, если провести анализ его сущности, теоретических конструкций, сложившейся вокруг него судебной практики, то мы придем к более обстоятельному заключению.
5 Философия эпохи Просвещения оказывала колоссальное влияние на развитие российской мысли еще с середины 18 века. Екатерина II предлагала создать новое законодательство на началах просветительской философии, а Александр I акцентировал внимание на том, что можно заимствовать от других народов, «более известных в просвещении», «примерные узаконения» и ими подтверждать твердость собственных законов. Одной из таких заимствованных концепций являлась идея «общественного договора» в ее интерпретации со стороны Ж. Ж. Руссо. Можно предположить, что идея о возможности постепенного решения крестьянского вопроса с помощью договорной регламентации отношений между крестьянином и помещиком есть не что иное как применение «общественного договора» на микроуровне. В своем трактате Ж. Ж. Руссо писал: «бесполезно и противоречиво такое соглашение, когда, с одной стороны, выговаривается неограниченная власть, а с другой - безграничное повиновение»6, а свобода определяется как подчинение «закону, который ты сам для себя установил»7. Эти тезисы приводят нас к мысли о том, что при анализе указа «о вольных хлебопашцах» 1803 года необходимо сделать акцент на категориях «согласие» и «свобода». В официально изданных правилах для помещиков и чиновников использовалась принципиально важная концепция «согласия», которая подчеркивала добровольный характер совершаемого действия с обеих сторон. Тимофеев Д. И замечает, что «установленная правительством многоуровневая система наблюдения и контроля за добровольностью должны были стать своеобразной гарантией соблюдения принятых всеми заинтересованными сторонами условий освобождения крестьян»8. На практике, согласие не всегда соблюдалось, помещики не хотели исполнять условия договора. Однако, крестьяне могли получить защиту, обратившись к губернским властям или даже к императору с прошением о восстановлении справедливости. Статья №3 указа гласит: «В случае неустойки той, или другой стороны в сих условиях присутственные места по жалобам разбирают и чинят взыскания по общим узаконениям о контрактах и крепостях, с таковым притом наблюдением, что если крестьянин, или и целое селение не исполнит своих обязательств: то возвращается помещику с землею и семейством его во владение по-прежнему». Правовое толкование позволяет нам сделать вывод об ответственности за неисполнение обязательств по договору как со стороны помещика, так и со стороны крестьянина, однако, с большей конкретизацией санкций именно в отношении отдельных крестьян или целых селений. Это еще раз демонстрирует важность «согласия» для возникновения взаимных обязательств. Таким образом, абсолютизация позиций о равенстве сторон в этом договоре, также, как и мнение о полной безответственности помещиков не представляются убедительными. Судебная практика того времени предоставляет нам множество решений в пользу той или другой стороны. Показательным примером конфликта сторон в этом договоре является дело о крестьянах одного из сел Рязанской губернии, находившихся во владении отставного гвардии поручика Петра Рословлева. Все условия составления соглашения были соблюдены, однако Рословлев, даже несмотря на то, что крестьяне после оформления договора передали ему установленную сумму денег, отказался составлять план разделения земли на определенное количество участков, которые должны были перейти в собственность крестьян вследствие получения ими свободы. Крестьяне подавали жалобу в Сенат 2 раза, апеллируя именно к письменному закреплению категории "согласия" на освобождение всех членов схода и помещика. Министр внутренних дел, члены Государственного Совета и сенаторы посчитали законными требования крестьян, договор был признан действительным. Тимофеев Д. В. справедливо делает вывод: «В основе такой патерналистской по своей направленности меры лежало все тоже представление о сущности взаимного «согласия» как единственного условия разрешения вопроса о предоставлении крестьянам свободы не только применительно к конкретному делу, но и в качестве общего правила при разрешении всех аналогичных случаев»9. Таким образом, детальный анализ концепций, лежащих в основе указа, позволяет нам сделать следующие выводы:
6. Руссо Ж. Ж. Об общественном договоре: Трактаты/Центр фундамент, социологии //Ж. Руссо. – М.: КАНОН-пресс: Кучково поле. – 1998. С. 8.

7. Там же

8. Тимофеев Д. В. Концепты «свобода» и «согласие» в контексте поиска решения крестьянского вопроса в России первой четверти XIX века// Новое прошлое 2019. №. 3. С. 48.

9. Тимофеев Д. В. Концепты «свобода» и «согласие» в контексте поиска решения крестьянского вопроса в России первой четверти XIX века// Новое прошлое 2019. №. 3. С. 49.
6 1). Конструкция "согласие" применяется в соглашении заинтересованных сторон и обладает определенными признаками, которые придает ей юридическую силу, а именно: добровольность, письменная форма, законный порядок «засвидетельствования»;
7 2). Понятие "согласие" следует понимать не только как юридическую категорию, но и как морально - этическую для "просвещенного" дворянства.
8 3). Возможность внешнего принуждения со стороны государственных органов в случае отказа помещика выполнять свои обязательства.
9 Первоначальная установка на проявление инициативы со стороны дворян в вопросе освобождения крестьян на основе добровольного согласия не была реализована сполна. При проведении в жизнь крестьянской реформы 1861 года, разработчики использовали концепцию "согласия", но основным субъектом организации процесса провозглашали государство.

References

1. Veshnyakov V.I. Krest'yane-sobstvenniki v Rossii: Istoriko-statisticheskij ocherk. 1858 (2016). 71 s.

2. Imennoj, dannyj Pravitel'stvuyuschemu senatu — «Ob otpuske pomeschikami krest'yan svoikh na volyu po zaklyuchenii uslovij na oboyudnom soglasii osnovannykh» // P.S.Z. T. XXVII. № 20.625. 462 s.

3. P.S.Z. T. XXVII. № 20620.

4. Russo Zh. Zh. Ob obschestvennom dogovore: Traktaty/Tsentr fundament, sotsiologii //Zh. Russo.–M.: KANON-press: Kuchkovo pole. – 1998. S. 8.

5. Semevskij V. I. Krest'yanskij vopros v Rossii v XVIII i pervoj polovine XIX veka. 1888. 255 s.

6. Timofeev D. V. Kontsepty «svoboda» i «soglasie» v kontekste poiska resheniya krest'yanskogo voprosa v Rossii pervoj chetverti XIX veka// Novoe proshloe 2019. №. 3.

7. Timofeev D. V. Praktika osvobozhdeniya krest'yan v vol'nye khlebopashtsy v tsarstvovanie Aleksandra I //Vestnik Sankt-Peterburgskogo universiteta. Istoriya. – 2019. – №. 4. – S. 1181.

Comments

No posts found

Write a review
Translate