Protection of children's rights in the context of reproductive technology in the Russian Federation
Table of contents
Share
Metrics
Protection of children's rights in the context of reproductive technology in the Russian Federation
Annotation
PII
S241328880015515-0-1
DOI
10.18254/S241328880015515-0
Publication type
Article
Статус публикации
Published
Authors
Alexey Dovnar 
Occupation: 1st year master's student, Department of General Legal Disciplines and International Law, Faculty of Jurisprudence, Federal State Educational Institution of Higher Professional Education "Moscow State University of Humanities and Economics"
Affiliation: Federal State Educational Institution of Higher Professional Education "Moscow State University of Humanities and Economics"
Address: Russian Federation, Moscow
Edition
Pages
32-36
Abstract

As reproductive technologies improve, we observe a strong bias towards ensuring the reproductive rights of adults (regardless of gender) and an actual disregard for the rights of the most vulnerable population group - babies who have not yet been born but are in their perinatal development stage. The author states the Russian Federation's complete disregard of its international obligations to implement the Declaration on the Rights of the Child, identifies the problems associated with such disregard and proposes measures to normalize the situation in the focus of the research undertaken.

Keywords
medical law, reproductive technology, ART, child rights, child protection, constitutional law, international law, abortion, surrogacy, enforcement challenges
Received
08.07.2021
Date of publication
04.10.2021
Number of purchasers
1
Views
215
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Цитировать Download pdf
Additional services access
Additional services for the article
1 Российская Федерация, став полноценным правопреемником Советского Союза (с недавнего времени закрепив это во всенародно принятых поправках1 в Конституцию РФ) и переняв все обязательства по исполнению международных договоров, реципировало в свою правовую систему закрепленные в правовых актах ООН нормы, обязывающие государства обеспечить детям, в силу их физической незрелости, специальную охрану и заботу, включая надлежащую правовую защиту как до, так и после рождения2. Для этого на конституционном уровне предусмотрены поддержка (статья 7) и защита (статья 38) детства3.
1. Закон РФ о поправке к Конституции РФ от 14.03.2020 № 1-ФКЗ «О совершенствовании регулирования отдельных вопросов организации и функционирования публичной власти» // Собрание законодательства Российской Федерации, 16.03.2020, № 11, ст. 1416

2. Декларация прав ребенка: принята резолюцией 1386 (ХIV) Ген. Ассамблеи ООН от 20 ноября 1959 г. // URL: >>>> (дата обращения: 21.05.2021)

3. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 года) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11- ФКЗ, от 14.03.2020 № 1-ФКЗ) // Российская газета, №144, 04.07.2020
2 Несмотря на характеристику Конституции РФ как акта высшей юридической силы, обладающего прямым действием4, в законодательной теории и на практике получается совсем иначе, так что дети с самого раннего (перинатального) периода своего развития не обеспечиваются ни специальной охраной, ни надлежащей правовой защитой. Речь идет о реализации широкого спектра репродуктивных прав граждан, начиная от технологий, стимулирующих репродуктивные процессы (суррогатное материнство, донорство половых клеток, криоконсервация эмбрионов) и завершая процедурами, заглушающими репродуктивный потенциал (аборт, стерилизация).
4. Заключение Конституционного Суда РФ от 16.03.2020 № 1-З «О соответствии положениям глав 1, 2 и 9 Конституции Российской Федерации не вступивших в силу положений Закона Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации "О совершенствовании регулирования отдельных вопросов организации и функционирования публичной власти", а также о соответствии Конституции Российской Федерации порядка вступления в силу статьи 1 данного Закона в связи с запросом Президента Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации, 23.03.2020, № 12, ст. 1855
3 При применении репродуктивных технологий и вспомогательных репродуктивных технологий как их разновидности права ребенка попросту ни во что не ставятся, ему скорее отводится атрибутивное место, а значит, прикрывшись законодательной характеристикой термина «рождение»5, можно не считать его за человека, на чем, собственно говоря, и настаивает «прогрессивная» часть общества, апеллируя к тому, что образовавшиеся в результате полового акта клетки — не равно жизнь, дарованная полноценному человеку.
5. Федеральный закон от 21.11.2011 № 323-ФЗ (ред. от 30.04.2021) «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации, 28.11.2011, № 48, ст. 6724
4 Такого рода аргумент, поставляемый в защиту нарциссизма человеческой личности, служит оправданием для совершения искусственного прерывания беременности и иных медицинских (в том числе хирургических) манипуляций с репродуктивной системой пациентов. С очевидной распущенностью человека и ложным представлением о своем превосходстве по сравнению с ребенком мы согласиться не можем, поскольку остаемся верными последователями необходимости соблюдения взятых на себя обязательств по Декларации прав ребенка, предписывающей защищать ребенка, в том числе и до его появления на Божий свет. На этом основании мы последовательно настаиваем на законодательном изменении ориентира в распределении прав между родителями и детьми, отдав предпочтение последним.
5 Отдавая предпочтение правам ребенка, мы акцентируем внимание на важности правильного воспринятия прав женщин, нередко провозглашающих лозунг «мое тело — мое дело», которые не абсолютны, но ограничены всем известным постулатом «твои права заканчиваются там, где начинаются права другого человека»6. Именно поэтому нами выдвигается инициатива по выведению искусственного прерывания беременности из системы ОМС7, а впоследствии полному запрету абортов. Такой запрет главным образом должен уже сейчас быть распространен на положение пунктов 1 и 2 статьи 56 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». В связи с выдвижением нами инициативы по запрету абортов, предлагаем изложить пункт 1 статьи 56 означенного федерального закона в следующей редакции: «1. Искусственное прерывание беременности может быть проведено только по медицинским и социальным показаниям при наличии ее информированного добровольного согласия.», тогда как пункт 2 статьи 56 надлежит исключить.
6. Декларация прав человека и гражданина: принята Национальным учредительным собранием Франции от 26.08.1789 г. // Тексты важнейших основных законов иностранных государств. — М., 1905. — Ч. 1. — 109 с. (стр. 28)

7. Федеральный закон от 29.11.2010 № 326-ФЗ (ред. от 24.02.2021) «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации, 06.12.2010, № 49, ст. 6422
6 Столь категоричная позиция по запрету абортов с нашей стороны объясняется не только заботой о жизни еще нерожденного младенца, но и о здоровье матери, у которой случае совершения ею аборта может возникнуть масса последствий, в том числе отсроченного действия, негативно сказывающихся на репродуктивном здоровье. По нашему мнению, поставляемые сегодня в защиту абортивной практики аргументы, основанные на понимании сложности материального и иного положения будущей мамы, не заслуживают гиперболизированного восприятия, поскольку и сложности материального состояния, и иные факторы могут быть преодолены, причем без вреда, но, напротив, с большей пользой для будущей мамы.
7 Что касается медицинских показаний, то в отношении них абортивная практика, к сожалению, неизбежно будет сохранена, поскольку в вопросе о приоритете спасения жизни женщины или малыша предпочтение должно отдаваться женщине, ибо она связана с этим миром обязательствами имущественного и личного неимущественного характера. Однако если врачом будет установлена реальная возможность спасения обоих пациентов, то им должно быть принято и реализовано решение по спасению и матери, и ребенка. Относительно социального показания для абортов8 нужно предусмотреть период, в течение которого государством и обществом будут приняты все возможные меры к минимизации и последующему искоренению условий, способствующих совершению абортов по социальному основанию, тогда за исчезновением причины отомрет и следствие искусственного прерывания беременности по социальному показанию.
8. Постановление Правительства РФ от 06.02.2012 № 98 «О социальном показании для искусственного прерывания беременности» // Собрание законодательства Российской Федерации, 13.02.2012, № 7, ст. 878
8 Весьма положительным, с нашей точки зрения, результатом запрета абортов станет последующее признание за эмбрионом статуса субъекта права. Вместе с тем мы считаем важным сделать некоторое пояснение. Так запрет искусственного прерывания беременности и неизбежное признание в связи с этим правосубъектности человека на стадии его перинатального развития сделает невозможным, как можно догадаться, реализацию распространенных сегодня репродуктивных технологий (криоконсервацию и донорство эмбрионов) и связанных с ними репродуктивных прав человека. Однако не следует драматизировать ситуацию, ибо криоконсервация отдельных половых клеток (сперматозоидов и яйцеклетки) будет возможна, поскольку клетки по отдельности не образуют собою полноценной жизни человека, подлежащей охране, и могут быть использованы их собственниками по персональному усмотрению каждого из них.
9 Вкупе с запретом абортивной практики (за исключением социального и медицинских показаний для аборта) надлежит урегулировать практику суррогатного материнства, солидаризируясь с сенаторами Совета Федерации и депутатами Государственной Думы9, запретить участвовать в этой технологии ВРТ иностранным гражданам, одновременно установив для граждан Российской Федерации, являющихся пациентами, обязательность наличия у них перед выражением ими желания быть участниками программ суррогатного материнства медицинских показаний10, свидетельствующих о невозможности естественного зачатия.
9. Довнар А.Н. Изменения в законодательстве и проблемы репродуктивного туризма: обзор слушаний в Общественной палате Российской Федерации // Пробелы в российском законодательстве. 2021. Т. 14. № 1. С. 85

10. Приказ Минздравсоцразвития РФ от 03.12.2007 № 736 (ред. от 27.12.2011) «Об утверждении перечня медицинских показаний для искусственного прерывания беременности» (Зарегистрировано в Минюсте РФ 25.12.2007 № 10807) // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти, № 9, 03.03.2008
10 Подводя итог, констатируем, что проблем в фокусе предпринятого нами исследования гораздо больше, чем отражено в этой работе, что свидетельствует о необходимости продолжения по наращиванию научных изысканий в анализируемой сфере.

References

1. Deklaratsiya prav rebenka: prinyata rezolyutsiej 1386 (KhIV) Gen. Assamblei OON ot 20 noyabrya 1959 g. // URL: https://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/childdec.shtml (data obrascheniya: 21.05.2021)

2. Deklaratsiya prav cheloveka i grazhdanina: prinyata Natsional'nym uchreditel'nym sobraniem Frantsii ot 26.08.1789 g. // Teksty vazhnejshikh osnovnykh zakonov inostrannykh gosudarstv. — M., 1905. — Ch. 1. — 109 s. (str. 28)

3. Dovnar A.N. Izmeneniya v zakonodatel'stve i problemy reproduktivnogo turizma: obzor slushanij v Obschestvennoj palate Rossijskoj Federatsii // Probely v rossijskom zakonodatel'stve. 2021. T. 14. № 1. S. 85

4. Zaklyuchenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 16.03.2020 № 1-Z «O sootvetstvii polozheniyam glav 1, 2 i 9 Konstitutsii Rossijskoj Federatsii ne vstupivshikh v silu polozhenij Zakona Rossijskoj Federatsii o popravke k Konstitutsii Rossijskoj Federatsii "O sovershenstvovanii regulirovaniya otdel'nykh voprosov organizatsii i funktsionirovaniya publichnoj vlasti", a takzhe o sootvetstvii Konstitutsii Rossijskoj Federatsii poryadka vstupleniya v silu stat'i 1 dannogo Zakona v svyazi s zaprosom Prezidenta Rossijskoj Federatsii» // Sobranie zakonodatel'stva Rossijskoj Federatsii, 23.03.2020, № 12, st. 1855

5. Zakon RF o popravke k Konstitutsii RF ot 14.03.2020 № 1-FKZ «O sovershenstvovanii regulirovaniya otdel'nykh voprosov organizatsii i funktsionirovaniya publichnoj vlasti» // Sobranie zakonodatel'stva Rossijskoj Federatsii, 16.03.2020, № 11, st. 1416

6. Konstitutsiya Rossijskoj Federatsii (prinyata vsenarodnym golosovaniem 12 dekabrya 1993 goda) (s uchetom popravok, vnesennykh Zakonami RF o popravkakh k Konstitutsii RF ot 30.12.2008 № 6-FKZ, ot 30.12.2008 № 7-FKZ, ot 05.02.2014 № 2-FKZ, ot 21.07.2014 № 11- FKZ, ot 14.03.2020 № 1-FKZ) // Rossijskaya gazeta, №144, 04.07.2020

7. Postanovlenie Pravitel'stva RF ot 06.02.2012 № 98 «O sotsial'nom pokazanii dlya iskusstvennogo preryvaniya beremennosti» // Sobranie zakonodatel'stva Rossijskoj Federatsii, 13.02.2012, № 7, st. 878

8. Prikaz Minzdravsotsrazvitiya RF ot 03.12.2007 № 736 (red. ot 27.12.2011) «Ob utverzhdenii perechnya meditsinskikh pokazanij dlya iskusstvennogo preryvaniya beremennosti» (Zaregistrirovano v Minyuste RF 25.12.2007 № 10807) // Byulleten' normativnykh aktov federal'nykh organov ispolnitel'noj vlasti, № 9, 03.03.2008

9. Federal'nyj zakon ot 21.11.2011 № 323-FZ (red. ot 30.04.2021) «Ob osnovakh okhrany zdorov'ya grazhdan v Rossijskoj Federatsii» // Sobranie zakonodatel'stva Rossijskoj Federatsii, 28.11.2011, № 48, st. 6724

10. Federal'nyj zakon ot 29.11.2010 № 326-FZ (red. ot 24.02.2021) «Ob obyazatel'nom meditsinskom strakhovanii v Rossijskoj Federatsii» // Sobranie zakonodatel'stva Rossijskoj Federatsii, 06.12.2010, № 49, st. 6422

Comments

No posts found

Write a review
Translate