Nonclassical Epistemologies: Social and Historical
Table of contents
Share
Metrics
Nonclassical Epistemologies: Social and Historical
Annotation
PII
S241328880008402-6-1
Publication type
Article
Статус публикации
Published
Authors
Anastasiy Eryomina 
Affiliation: State Academic University for the Humanities
Address: Russian Federation, Moscow
Edition
Abstract

The article discusses the concept of non-classical epistemology, as well as in connection with what this science arises. In addition, a description of such areas of non-classical epistemology as: social and historical.

Keywords
Philosophy; epistemology; history
Received
06.02.2020
Date of publication
10.07.2020
Number of characters
16221
Number of purchasers
6
Views
134
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Цитировать Download pdf

To download PDF you should sign in

1 В философии представлено множество различных концепций, предлагающих свою теорию развития науки и сознания. Неклассические эпистемологии заявляют о себе давно, но проявляются в полной мере лишь в середине ХХ в. Как и любая область философии, эпистемология преследует собственные интересы и имеет свои объекты исследований. Фактически, весь мир - это предмет теории познания. Таким образом, от эпистемологических позиций, эпистемологических теорий зависит развитие любых наук - будь то физико-математические, естественные или гуманитарные.
2 Эпистемология - это область философии, предметом которой является само знание, его строение, функционирование и развитие; логическая структура познавательных актов, условия их осуществления во времени, внутреннее устройство субъекта и его роль в систематизации объекта, сфера познаваемого и его границы. Одной из целей эпистемологии, как теории научного познания, является объяснение статуса науки. Резюмируя, эпистемология исследует:
  • как устроено знание;
  • каким будет объект и механизм реализации знаний объекта на практике;
  • какие могут быть виды знаний;
  • развитие знаний и определение всеобщих законов жизни.
Объект в эпистемологии рассматривается, с одной стороны, как элемент в структуре знаний, с другой стороны - как материальная действительность. В классической эпистемологии субъект не учитывается, но учитываются некие объективно существующие структуры знания.
3 Классическая теория познания доминировала до середины ХХ в. В середине же ХХ в. появляются новые, неклассические теории познания, что можно связать, например, с развитием квантовой физики (Нильс Бор, к примеру, писал о необходимости новой логики в объяснении корпускулярно-волнового дуализма), развитием естественных наук, появлением феминистской теории, которая ставит под сомнение классические модели объективности. Таким образом, происходит переосмысление науки, культуры, способов постановки эпистемологических проблем, а также способов их решения. Вследствие всего этого возникает неклассическая теория познания.
4 Неклассические теории признают права ненаучного познания, подчёркивают его влияние на науку. Пересматривается и субъект, которым становится живой человек, вовлечённый в систему общественных связей. Исторически меняются не только содержание знания, но и его формы представления, методы, критерии истинности и обоснования. Происходит изменение в отношениях между теорией познания и другими науками о человеке.
5 Социальная эпистемология – является одной и наиболее современных областей исследования познавательного процесса, за последнее время она активно развивается, порождает дискуссии. Ее концептуальным ядром является тезис о социальной природе и социальной обусловленности познания, который у разных исследователей получает собственную интерпретацию и из которого делаются разные выводы. 1 Фактически, социальная эпистемология включает в себя и посткритицизм (в качестве большего доверия к миру), и антифундаментализм (признание постоянного социального конструирования реальности), и антисубъектоцентризм (субъект не предзадан, но обусловлен и также сконструирован), а также отказ от наукоцентризма.
1. И.Т.Касавин Социальная эпистемология: идеи, методы, программы. Москва: Канон, 2010.–С 5
6 В 30-ые года XX века появляется термин «социальная эпистемология». Исследования в этой области ведутся на стыке нескольких дисциплин: философия, история, социология. Все источники знания социально обусловлены – именно в этом отличие социальной эпистемологии от классической. А субъект и объект являются социальными конструкциями. Значение социальной эпистемологии определяется тем, что центральную роль в процессе формирования знания занимает общество. Одна из главных задач социальной эпистемологии – понимание того, о какой социальности идёт речь в контексте философского знания. Главная сила, которая движет современным обществом – знание и информация. Что касается важности социальной эпистемологии, то она заключается в том, что социальная эпистемология связана с её возможной ролью в перестройке социальных институтов.
7 Направления социальной эпистемологии характеризовались теоретическими и методологическими разногласиями между его участниками, в том числе относительно эмпирических областей исследования. В связи с эти выделяют три ветви в социальной эпистемологии, которые связанны с именами основных представителей: – “сильная программа в социологии знания” Д.Блура; – “социальная гносеология” Э.Голдмана; – “социальная эпистемология” С.Фуллера.
8 «Сильная программа» Дэвида Блура Под «сильной программой» подразумевается, что знание объясняется из порождающих его социально-культурных условий и не зависим от того, как его оценит познающий субъект. Для Д.Блура знание является культурным феноменом, оно институциализировано и рассматривается как непосредственное социальное бытие, которое составляет основание бытия человека. Главной задачей социальной эпистемологии является то, что она должна дать естественнонаучное объяснение тому, как колеблются в пространстве и времени различные системы знаний. У Э.Голдмана центральное место занимает онтологическое понятие истины. Его концепция является менталистской, где за единицу «принимается ментальное состояние единичного субъекта», основывающееся на следующих постулатах: 1) знание, рассматриваемое как состояние убежденности индивида в утверждении, которое является истинным; 2) степень убежденности, которая рассматривается с точки зрения принципиальной измеряемости; 3) заинтересованности; 4) «веритистский результат», связанный с понятием внутренней реальности; 5) «веритистская» ценность (основное понятие эпистемологии Э.Голдмана), определяемое в терминах степени внутренней убежденности. С. Фуллер же даёт следующее определение социальной эпистемологии: он определяет её как «нормативное предприятие, призванное определить лучший способ разделения когнитивного труда, занимающееся организацией процесса производства знания». Он рассматривает социальную эпистемологию как глобальную и интегративную перспективу современной теории познания. С. Фуллер идет по пути синтезирования философии К. Поппера, а также Ю.Хабермаса и его концепции коммуникативного действия. Юрген Хабермас (род. в 1929 г.) - немецкий философ и социолог, профессор Франкфуртского университета - «колыбели» одной из наиболее влиятельных философских школ ХХ века (т.н. «Франкфуртской школы»). Концепция коммуникативного действия, разработанная Хабермасом, была высоко оценена представителями самых разных гуманитарных дисциплин и до сих пор применяется как вполне конкурентоспособная методологическая программа в исследованиях не только социально-философского, но и культурологического, социально-психологического, лингвистического, политологического характера. Хабермас развивает критическую теорию и американский прагматизм. Самые известные его исследования имеют своим предметом общественную сферу. Он разрабатывает различные проблемы социальной теории и неклассической эпистемологии, анализа передовых капиталистических обществ и демократии, юридические вопросы в социально-эволюционном контексте и в контексте современной политики - в частности, немецкой политики. Теоретическая система Хабермаса посвящена выявлению скрытых взаимосвязей в системе современных социально-политических институтов, а также способности человека целенаправленно проводить в жизнь собственные рациональные интересы. Хабермас начинает построение теоретической основы собственной философской системы - теории коммуникативного действия - с разработки теории действия. Важное место здесь отводится понятию «рациональности». Хабермас при создании теории действия «коммуникативного» стремится выйти за рамки стандартных представлений о «рациональных» действиях. При той форме действия - или, точнее, взаимодействия, - которую рассматривает Хабермас, его участники добиваются своих целей либо на основе уже существующего в социуме «консенсуального понимания» (именно в работах этого философа активно использовался термин «консенсус», оказавшийся таким востребованным и популярным в годы перестройки в СССР2), либо последовательно и целенаправленно двигаясь в сторону такого понимания и достижения консенсуса. Не ограничиваясь Хабермасом и Поппером, С. Фуллер идёт по пути М. Фуко. Фуко Мишель (1926–1984) пришел к обширной теме властных отношений, впоследствии названной системой отношений «Клиника – власть». Они сопрягаются системой знания. Клинический институт реализует знание о человеке, его теле, здоровье и психике. Параллельно с этим институт клиники занимается контролем над индивидом посредством перечисленных особенностей. Знание и истина производят власть, которая влечет за собой разнообразие знания3. «Слова и вещи» - ключевая работа Фуко подытоживает ранние исследования мыслителя на основе археологии: «Рождение клиники: археология медицинского взгляда». Вместе с этим расширяются области исследования, с новым уровнем концептуализации. Центральное внимание занимают изучения движения рациональных структур в истории западного мира. Это движение, которое содержит дискурсивные начала знания и мысли, которые Фуко именует эпистемами. В России данное направление эпистемологии можно изучить в трудах И.Т.Касавина, В.А.Лекторского, В.С.Стёпина и др. Основываясь на глубинной взаимосвязи знания, сознания, деятельности и изучая все аспекты человеческого бытия, социальная эпистемология должна анализировать социокультурное, нормативное и регулятивное содержание знания и вырабатывать при этом новую интерпретацию понятий рациональности, знания истины. Именно такое понятие даёт И.Т.Касавин социальной эпистемологии.
2. Калинина Г.Н. Актуальные тенденции неклассической эпистемологии на фоне плюрализма когнитивных практик. // Наука. Искусство. Культура, №10, 2016, С. 28

3. Ухов А.Е. Истина в классической и неклассической эпистемологии: системный подход: монография. Вологда: ГМХА, 2017. –С. 91
9 Что же касаемо исторической эпистемологии, то это современное направление исследований научной деятельности имеет отношение ко многим актуальным дискуссиям (например такими, как: стоит ли мыслить науку исторически) в области эпистемологии и философии науки. Дискуссии эти связаны не только с общими проблемами историзации познания или эпистемологической рефлексии истории, но с самой неопределенностью исследовательского поля современной исторической эпистемологии. Историческая эпистемология возникает в XX веке, основываясь на разработках Французской школы истории и философии науки. Предметом исторической эпистемологии является результат соотношения субъекта и объекта в процессе исторического познания, а именно историческое знание и его соотношение с исторической реальностью. История - это не только прошлое, его связь с настоящим и будущем, это, прежде всего и умение найти закономерности в прошлом и суметь объяснить произошедшее. Есть методы, которые как раз и направлены на объяснение закономерности истории: – достоверность исторического знания сильно зависит от достоверности источника (апелляция к авторитету непосредственного наблюдателя). Важным критерием достоверности источника является то, что необходимо опираться лишь на свидетельства тех источников, которые были непосредственными наблюдателями процесса. – современность является неким проводником к пониманию прошлого. С эти связан метод аналогий. Познающему субъекту больше всего понятна и доступна для его познавательной деятельности та эпоха, которая аналогична его положению, в которой он сам живёт. – метод вживания, вчувствования. Мы сможем понять ход исторических событий, которые произошли в прошлом, только тогда, когда мы поймём другого человека в прошлом. Очень важным является понимание характера действующего субъекта в истории. – историко-критический метод – отбор свидетельств, фактов через их сравнение с другими свидетельствами и фактами, которые уже считаются достоверными. Существенный вклад в развитие представлений исторического познания внес Гегель. В работе «Философия истории» он обращает внимание на то, что термин история имеет двоякий смысл, он означает: –действительные события в прошлом –наше субъективное представление об этих событиях Историческое описание должно быть первично по отношению к нашему субъективному восприятию его, но оказывается первичным к реальности прошлого. Потому следует различать - во-первых, историческую действительность, как последовательность событий человеческих действий, произошедших в прошлом, не зависимо от того попали они или не попали в сферу исторического знания; - и во-вторых историческую реальность – как наше представление о прошлом (исторической действительности), наше её видение, которое всегда современно и которое создаётся деятельностью нашего сознания (исторического сознания). Таким образом, Гегель делает вывод о существовании двух историй. История, которая происходит в действительности, история, которая рассказывается историком. А.Мегилл в своей монографии «Историческая эпистемология» рассматривает, что есть историческая эпистемология, прослеживает основные этапы её развития. Историческая эпистемология рассматривается им как философия истории и историология. В первой главе он даёт критику отождествления истории и памяти, указывая на то, что хоть история и нуждается в памяти, она не должна следовать за ней. Он делает акцент на то, что история не должна напрямую служить процессу формирования идентичности. Между историей, памятью и идентичностью всегда будут существовать напряжённые отношения. Во второй главе А.Мегилл рассматривает важность и ценность нарратива и его роль в историографии. Он выделяет четыре задачи историографии: описание, обяснение, аргументация, интерпретация и объясняет, какое место в них занимает нарратив. Когда происходит описание аспекта исторической реальности, то этот аспект неизбежно принимает форму нарратива. Объяснение аспекта исторической реальности отклоняется от формы нарратива. При аргументации сам наратив отходит в сторону, но его элементы такие как: герой, окружение, действие проявляются. Когда происходит интерпретация прошлого, то историческое исследование перестаёт быть нарративом о событиях прошлого. Мегилл считает, что перед историком стоит задача выдвинуть на первый план то, что разделяет прошлое и настоящее, показать, что в прошлом содержится разнообразный набор альтернатив, путей, неиспользованных возможностей для настоящего.
10 неклассическая эпистемология нормирует познавательную деятельность, то есть представляет нормы, на базе которых становится возможной критико-рефлексивная оценка и соответствующая коррекция познавательной практики. Неклассическая эпистемология также способна выявить существенные характеристики познавательного отношения человека к миру и, обобщая их, разрабатывает концепцию природы познания, его возможностей и границ (преимущественно на натуралистической основе). На этой концептуальной основе она и формирует условия истинности знания - различного рода нормы, стандарты и критерии, соблюдение которых является необходимым условием истинной оценки знания. В целом неклассическую эпистемологию можно охарактеризовать как переосмысление и последовательное отрицание основных установок классической. Социальная теория познания ориентируется на модели социогуманитарного знания и акцентирует центральное значение общества в процессе производства и распространения знания. Исследуется обусловленность знания существующими в обществе формами деятельности и коммуникации и обратное влияние знания на них, выявляется связь между интересами социальных групп и структурой воспроизводства знания. Историческая теория познания решает вопрос о том, что такое историческое знание, его соотношение с исторической реальностью. Историческая эпистемология подчеркивает, что знание невозможно рассматривать в отрыве от его биологического, социального, исторического, материального контекста.
11 Эпистемология, имея междисциплинарный характер с различными дисциплинами: историей, культурой, социологией даёт почву и инструменты для нового осмысления старых и получения новых знаний.

References

1. Kasavin I.T. Sotsial'naya ehpistemologiya: idei, metody, programmy. Moskva: Kanon, 2010.–S 5

2. Kalinina G.N. Aktual'nye tendentsii neklassicheskoj ehpistemologii na fone plyuralizma kognitivnykh praktik. // Nauka. Iskusstvo. Kul'tura, №10, 2016, S. 28

3. Ukhov A.E. Istina v klassicheskoj i neklassicheskoj ehpistemologii: sistemnyj podkhod: monografiya. Vologda: GMKhA, 2017. –S. 91

4. Popper K. Vsya zhizn' - reshenie problem: o poznanii, istorii i politike. Moskva: URSS : LENAND, 2019, - 356 s.

5. Lektorskij V.A. Ehpistemologiya klassicheskaya i neklassicheskaya. M.: Mir i obrazovanie, 2016, - 288 s.

6. Kos'kov S.N. Neklassicheskaya ehpistemologiya: monografiya. Orel: Izd-vo OGU, 2015. - 217 s.

7. Kasavin I.T. Ponyatie znaniya v sotsial'noj gnoseologii// Poznanie v sotsial'nom kontekste. M., 1994. 289 S.