Russian Catholicism I. S. Gagarin - personal choice or challenge to Russia?
Table of contents
Share
Metrics
Russian Catholicism I. S. Gagarin - personal choice or challenge to Russia?
Annotation
PII
S241328880008012-7-1
DOI
10.18254/S241328880008012-7
Publication type
Article
Статус публикации
Published
Authors
Anna Chepeleva 
Affiliation: Moscow State University
Address: Russian Federation, Moscow
Edition
Abstract

 This article discusses the life path and intellectual development of I. S. Gagarin. The article covers the topic of Russian Catholicism in the light of the discourse around the civilizational orientation of Russia, on the example of Gagarin's work.

 
Keywords
I. S. Gagarin, Catholicism, civilization, P. Chaadaev, Russian Church
Received
31.12.2019
Date of publication
31.12.2019
Number of purchasers
23
Views
504
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Цитировать Download pdf

To download PDF you should sign in

Additional services access
Additional services for the article
Additional services for all issues for 2019
1 Переход в католичество в условиях православной русской культуры XIX века – достаточно смелый и откровенный шаг. Однако волны перехода наблюдались на протяжении всего века трижды: 1810-е, 1840-1850-е и 1890-е. В историографии период перехода в католическую веру 1840-х-1850х годов принято связывать с либерализацией мыслящих умов, тем самым утверждая, что смена веры выступала своего рода протестом сложившейся системе внутреннего порядка Российской Империи, которая нуждалась в реформах1. Так что же это было: излишняя европеизация дворянской среды и вследствие того потеря русской самоидентификации, протест, который был обусловлен либерализацией или поиском ответов на глубокие, внутренние духовные вопросы? В данной статье мы обратимся к этому вопросы через призму дневников и личности Ивана Сергеевича Гагарина.
1. Цимбаева Е. Н. Русский католицизм: Идея всеевропейского единства в России XIX века, М. 2013, С. 21
2 Князь Иван Сергеевич Гагарин (1814-1882) был человеком необыкновенной судьбы. Он принадлежал к родовитой дворянской семье и получил прекрасное образование. Гагарин начал свою деятельность на дипломатическом поприще, в 1831-1833 гг. он служил в Московском архиве Министерства иностранных дел, затем в русских миссиях в Мюнхене (1833-1835), Париже (1838-1842) и Вене (1842). Гагарин много путешествует, встречается с писателями и учеными Франции и Германии, размышляет о судьбе России и об отношениях России и Запада. 1836-1837 гг. Гагарин проводит в Петербурге. Он принимает участие в спорах западников и славянофилов, бывая в Москве, посещает П. Я. Чаадаева, идеи которого оказали огромное влияние на формирование его личности и взглядов. Гагарин поддерживает дружеские связи с П. Я. Чаадаевым, Ф. И. Тютчевым, Ю. Ф. Самариным, он знаком с А. С. Пушкиным, М. Ю. Лермонтовым, А. И. и Н. И. Тургеневыми, А. И. Герценом и многими другими русскими литераторами. В 1842 г. Гагарин выходит в отставку. В том же году он переходит в католичество и затем вступает в Общество Иисуса (иезуитов). Неожиданный конец дипломатической карьеры Гагарина вызвал шумные толки в Петербурге и Москве. Много говорили и спорили о причинах, побудивших Гагарина перейти в католичество. Сам Гагарин неоднократно подчеркивал, что его решение стать католиком — не плод какого-либо внешнего влияния, а результат длительных религиозных поисков, «внутреннего умственного или душевного процесса». Однако не лишены основания слова их современника Герцена, который однажды заметил, что «... Печерины, Гагарины, Голицыны бежали в католицизм, чтобы не задохнуться»2 в николаевской России.
2. Герцен А. И. Полное собрание сочинений в 30-ти томах, т. XIV, М., 1958  С. 49.
3 В эмиграции Гагарин начинает активную публицистическую деятельность. Основной идеей Гагарина стала мысль о соединении Восточной Церкви с Западной. Этой теме был посвящен основной труд Гагарина — книга Будет ли Россия католической? (1856) и другие его работы.
4 В 1855 г. Гагарин основывает в Париже Славянскую библиотеку (одно время она называлась Славянским музеем). Библиотека представляет собой одно из интереснейших русских книжных собраний, созданных за пределами России в XIX в., в ее состав входит личная библиотека Гагарина и его архив. И. С. Гагарин умер в Париже в 1882 г. К концу XIX в. его имя было практически забыто и в России, и во Франции. Жизнь и деятельность Гагарина почти не привлекали внимания исследователей. В 1894 г. известный русский историк В. А. Бильбасов опубликовал два письма Ю. Ф. Самарина, адресованных И. С. Гагарину. В предисловии В. А. Бильбасов писал: «Имя князя Гагарина, друга Самарина, Чаадаева, Тютчева, незнакомо русским читателям: его и прежде мало кто знал в России, никто не знает теперь; его труды, всецело проникнутые любовью к родине, совершенно неизвестны в России и мало кого интересуют за ее пределами»3.
3. Бильбасов В. А. Исторические монографии, т. II, СПб., 1901, С. 237.
5 Долгие годы живя за границей (после вступления в 1843 г. в Общество Иисуса (Орден иезуитов), он уже не мог вернуться на родину), Гагарин не порывал связей с Россией. В некрологе И. С. Гагарина, появившемся в журнале Исторический вестник, отмечалось, что, став иезуитом, Гагарин не переставал быть русским: он интересовался судьбами родины, много читал о России и с удовольствием выслушивал известия, сообщавшиеся ему русскими людьми, изредка его навещавшими4. Принадлежность к католицизму не мешала ему общаться с представителями Российской церкви, такими как епископ Кирилл (Наумов). Не случайно до самой своей смерти «он… пользовался глубоким уважением людей различных лагерей». Он не разрывал связей со своими московскими соотечественниками [...] несмотря на разницу в религиозных и политических мнениях. Однако эта «разница в религиозных и политических мнениях» была причиной полемики Гагарина со многими русскими литераторами, учеными и общественными деятелями, в дальнейшем славянофилами — полемики, которую он вел почти постоянно.
4. Исторический вестник, 1882, т. IX, С. 379.
6 Гагарин подчеркивал, что мысль о возможности для Русской Церкви «пристать к величественному лику Вселенской Церкви» занимала его «с юных лет», этой идее он «обрек всю жизнь свою». Гагарин писал, что «дело идет не о поглощении Русской Церкви Римскою, а просто о примирении». Он указывал, что соединение Восточной и Западной Церквей не помешает Русской Церкви сохранить восточный обряд, в том числе и богослужение на славянском языке5. По мысли Гагарина, только Вселенская Церковь и союз с Западом позволят русскому правительству предотвратить назревающую в стране революцию6. В труде Гагарина отразились его многолетние раздумья об одной из главных проблем русской истории — отношениях России и Запада. Именно в связи с этой проблемой Гагарин давал в своей книге оценку двум направлениям русской общественной мысли того времени — западникам и славянофилам. Гагарин критически оценивал оба эти направления, видя их слабые и сильные стороны, но симпатии его были все же на стороне западников. Гагарин считал, что после реформ Петра I история России неразрывно связана с историей Европы. Книга Гагарина несет на себе следы влияния П. Я. Чаадаева. В истолковании истории Гагарин исходил из концепции мирового исторического процесса, изложенной Чаадаевым в «Философических письмах». Он также придерживался мысли Чаадаева, что все достижения западноевропейской цивилизации связаны с Церковью. История России также рассматривалась Гагариным в плане чаадаевских идей. В своем труде Гагарин исходил из того, что Россия как бы отпала от цивилизованного сообщества наций и застыла в своем развитии — в большой степени по вине Византии7. Надо заметить, что уже в 1834–1842 Гагарин был вхож в кружок людей близких Чаадаеву и находился под сильным влиянием встреч и бесед с ним. Еще совсем молодой, интеллектуально несформированный, увлечённый государственной карьерой Гагарин очень нуждался в учителе и наставнике, с которым мог бы вести беседы, и с помощью которого был бы в состоянии находить ответы на важные для него вопросы. В такой ситуации общение с Чаадаевым оказалось для Гагарина очень важным. В жизни Гагарина заметен интеллектуальный подъём, порожденный идеями Чаадаева, оказывающими все более глубокое влияние на мышление молодого дипломата. Это заметно и в 1850-е, и в 1860-е гг.8 В Дневнике Гагарина уже под датой 17 августа 1834 года можно обнаружить определённые отголоски его мыслей: «Некая притягательная сила влечет Россию к Европе. Ее юная и все еще недостаточная цивилизация, к которой она принадлежит и к которой она тяготеет, как планета к солнцу. Но в то же время другая сила, которую можно назвать силою расширительной, толкает ее к Азии. […] нельзя отрицать, что Россия в Азии – это апостол Европейской Цивилизации». Или: «В прошлом веке великий упрек, который делали католичеству, касался духа власти, в нем содержавшегося, и могущества папства. Теперь же именно этот аспект христианства и католичества находят прекрасным, именно на его основании превозносят католичество, именно на него опираются, когда пытаются использовать католичество как орудие управления обществом»9
5. Gagarine J. La Russie sera-t-elle catholique?, Paris, Charles Douniol, 1856. P.5-169

6. Гагарин И. С. Будущее Греко-Униатской Церкви//Символ, № 32, 1994, с. 73.

7. Gagarine J. La Russie sera-t-elle catholique?, Paris, Charles Douniol, 1856. P. 58

8. Шур Л. О книге И.С. Гагарина…, С. 200.

9. Гагарин И. С. Дневник. Записки о моей жизни. Переписка, сост. и перевод Р. Темпеста, Москва 1996. С. 150.
7 Таким образом, переход И. С. Гагарина, который принадлежал к элите общественной мысли Российской Империи, имел возможность перенимать идеи, общаться с людьми, что стояли на передовой развития России в либеральном ключе, все же перешел в католичество из-за личного поиска, если угодно, назревающих идей экуменизма, которые пришли к нему позже, нежели просто противопоставляя себя православной религии как символу, шедшему наравне с самодержавием и служащим опорой последнему. Даже в эмиграции. До конца он чтил русскую культуру и поддерживал русских литераторов, заботился о судьбах Родины и мыслил ее в контексте общеевропейского развития, вероятно, опережая эпоху. Для него Россия – носитель европейских ценностей, распространяющая данные идеи на восток в Азию, но именно в союзе католицизма и особенностей национальной идентичности страны он видит возрождение и дальнейшее сплоченное развитие Европы и России.

References

1. Gagarine J. La Russie sera-t-elle catholique?, Paris, Charles Douniol, 1856

2. Бильбасов В. А. Исторические монографии, т. II, СПб., 1901, с. 413.

3. Гагарин И. С. Будущее Греко-Униатской Церкви//Символ, № 32, 1994

4. Гагарин И. С. Дневник. Записки о моей жизни. Переписка, сост. и перевод Р. Темпеста, Москва 1996

5. Герцен А. И. Полное собрание сочинений в 30-ти томах, т. XIV, М., 1958

6. Исторический вестник, 1882, т. IX

7. Цимбаева Е. Н. Русский католицизм: Идея всеевропейского единства в России XIX века, М. 2013

8. Шур Л. О книге И.С. Гагарина…

Comments

No posts found

Write a review
Translate