Theoretical substantiation of modern geopolitical processes within the framework of a civilizational paradigm
Table of contents
Share
Metrics
Theoretical substantiation of modern geopolitical processes within the framework of a civilizational paradigm
Annotation
PII
S241328880006674-5-1
Publication type
Article
Статус публикации
Published
Authors
Egor Nikulin 
Affiliation: Moscow State Pedagogical University
Address: Russian Federation, Moscow
Arseny Shubin
Affiliation: Moscow State Pedagogical University
Address: Russian Federation, Moscow
Edition
Abstract

This article considers the modern geopolitical process from the point of view of the concept of a civilizational approach. A special place in the work is occupied by the works of outstanding scientists who analyze the political world order in the context of the civilizational paradigm. The article also considers the role of Russia as a civilizational center and its geopolitical prospects.

Keywords
Civilization, civilizational approach, geopolitics, civilizational core, periphery
Received
15.09.2019
Date of publication
10.07.2020
Number of purchasers
14
Views
128
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Цитировать Download pdf

To download PDF you should sign in

1 Актуальность проблемы исследования концепции столкновения мировых цивилизаций обусловлена в первую очередь тем, что в глобальном политическом процессе имеют место быть тенденции к усилению напряжения в отношениях ключевых игроков на мировой политической арене. Ведущие акторы мировой политики, такие как США, ЕС, Россия, Китай и многие другие, образуют вокруг себя определенное «кольцо безопасности» из своих союзников, а сами становятся ядром данного центра силы. Именно эти центры и можно назвать цивилизациями в их современном понимании, чей потенциал держится на ряде факторов, таких как историческая общность, общая культурно-цивилизационная идентичность, единое представление о глобальном мироустройстве.
2 С точки зрения проблематики, проводимого нами исследования, основное место в нашей работе будут занимать труды авторов, являющихся основополагающими для концепции мировых цивилизаций. В первую очередь, это С. Хантингтон1, Н. Я. Данилевский2, А. Тойнби3, П. Савицкий, О. Шпенглер4, К. Н. Леонтьев, И. Валлерстайн5. Особенно следует уделить внимание работам С. Хантингтона, так он рассматривал цивилизацию в ретроспективе постбиполярного мира, то есть в период наиболее приближенный к нашему времени. Огромный интерес для нас представляют труды Н. Я. Данилевского, А. Тойнби и О. Шпенглера, которые являются создателями законов развития мирового исторического процесса в контексте цивилизационной парадигмы. Следует отметить, что концепция мировых цивилизаций прослеживается в трудах И. Валлерстайна, разработавшего концепцию миров-экономик или миров-систем. Стоит обратить внимание, что в основе этих миров-систем И. Валлерстайн видел не культурно-ценностные ориентиры, как, например, С. Хантингтон, а экономику и торговые взаимоотношения ядра и периферии.
1. Самюэль Хантингтон. Столкновение цивилизаций. – М.: АСТ, 2016. – 640 с.

2. . Данилевский Н. Я. Россия и Европа. / Составление и комментарии Ю. А. Белова / Отв. ред. О. Платонов. – М.: Институт русской цивилизации, 2008. — 816 с.

3. Тойнби А. Дж. Постижение истории: Сборник / Пер. с англ. Е. Д. Жаркова. — М.: Рольф, 2001. — 640 с., ISBN 5-7836-0413-5, тир. 5000 экз. (тт. 1 — 7)

4. Шпенглер О., Закат Европы. Очерки морфологии мировой истории. Том. 1., М., Мысль, 1993, С. 123–188,248–272

5. Валлерстайн, Иммануэль. Конец знакомого мира: Социология XXI века / Иммануэль Валлерстайн; Пер. с англ. под ред. В.И. Иноземцева. – М.: Логос, 2004. – 368 с.;
3 Подчеркнём, что цивилизационная парадигма породила в рядах русской интеллигенции такие направления русской политической мысли как славянофильство (одним из сторонников этого течения является упомянутый выше Н. Я. Данилевский) и евразийство (П. Савицкий, и Г. Вернадский). Несмотря на то, что две данные доктрины видели Россию особой цивилизацией, отличались они в первую очередь разным видением отдаленности русского мира от Европы. Если славянофилы считали Россию частью европейского сообщества, хотя отдельной и самостоятельной, то евразийцы больше акцентировались на азиатской основе русского государства.
4 Также внимания заслуживают наши современники, которые дали оценку сегодняшнему состоянию современных международных отношений и существующему ныне миропорядку: Кузнецова, Несторов, а также супруги Баженовы.
5 Стоит отметить, что цивилизационный подход использовали в своих трудах видные историки и геополитики, которые создавали целые теории, основной которых была цивилизация. В этом смысле данный подход к пониманию истории противостоит формационному подходу Карла Маркса и Фридриха Энгельса, во главе угла которого стоят социально – экономические отношения, независимые от воли и делания человека. Стоит отметить, что дихотомия, порожденная цивилизационным подходом, делящая мир на «нас» и «их», имела место быть в ранние века. Тогда весь мир, согласно представлениям древних, делился на «цивилизацию» и «дикость». Не будем забывать, что цивилизационный подход породил две теории: стадиальную и локальную. Последняя будет для нас представлять интерес в данной работе. Локально – цивилизационная теория изучает такие аспекты, как причины возникновения крупных общностей на определенных территориях, характерные особенности хозяйственной, культурной и политической деятельности. По мнению представителей данного течения, цивилизация – система, состоящая из множества взаимосвязанных элементов, главными из которых являются: политическое устройство, географическое положение, природно - климатические условия, экономическая деятельность, культурная составляющая и многое другое.
6 Таким образом, цивилизационный подход в изучении истории помогает понять закономерности развития и правила формирования мировых цивилизаций, их своеобразные черты, а также сопоставить процессы, происходящие в разных цивилизациях.
7 Хотелось бы отметить, что исследуемая концепция весьма тесно связана с геополитикой. Цивилизационная парадигма оказывала и продолжает оказывать влияние на современную геополитику. Причина такой тенденции лежит в весьма актуальном и в наше время представлении о мире как о совокупности цивилизаций – особых, непохожих друг на друга культурно – ценностных обществах, с определенными историческими и природными особенностями развития. При этом высказывается тезис о желательности наличия «естественных» границ между цивилизациями, что позволяет частично избавиться от аморфности границ цивилизаций, более четко определяя сферы военного и политического контроля и зону своих интересов.
8 Как отмечалось выше, в России цивилизационная парадигма породила целое течение в русской политической мысли: концепцию евразийства. Данная концепция приобрела свой завершенный вид в 20-30 годах ХХ века в рядах русской эмиграции. Основоположниками данного течения являются: П. Савицкий (основополагающие для евразийской концепции труды: «Россия — особый географический мир» и «Географические особенности России»), Г. Вернадский, Н. Трубецкой, М. Шахматов, Н. Лосский, Б. Вышеславцев и многие другие. Суть данной концепции сводилась к тому, что Россия – это особая цивилизация, самобытный социокультурный мир, неповторимый тип культуры и самовоспроизводящийся и самодостаточный этнос, активно развивающийся как внутрь себя, так и вовне.
9 Подчеркивался тезис о том, что в силу своего географического положения (на границе западного и восточного мира) Российская цивилизация - синтез, объединяющая в себе два во многом антагонистических начала. Даже в этнически русских евразийцы видели не чистых европейцев, а уникальный народ с большим количеством азиатского элемента в крови. В этом - то сочетании западного и восточного и есть та самая «особость», которая является главной чертой российского евразийства. Роль русского народа в видении евразийцев состоит в осознании своей уникальности и в использовании своей «особости». Стоит отметить, что евразийство противопоставлялось славянофильству. Последние видели Россию особой, но все – таки европейской цивилизацией, в то время как евразийцы отмечали доминирование степных, азиатских «генов» в русской культуре, религии, быту и т. д.
10 Таким образом, цивилизационный подход оставил глубокий след в политической науке. Он положил начало целым течениям, стал основой многих научных концепций и теорий, о которых ниже мы поговорим поподробнее.
11 По проблематике концепции столкновения мировых цивилизаций в том или ином виде писали многие деятели политической науки. Одна из самых основных для понимания данной проблемы служит концепция мировых цивилизаций, разработанная американским социологом и политологом, профессором Гарвардского университета Самуэлем Хантинтоном. Свою теорию С. Хантингтон строил на принципе этнокультурного разделения цивилизаций. В 1996 году вышла его книга под названием «Столкновение цивилизаций и преобразование мирового порядка»6, в которой он описывал устройство мира после Холодной войны, где основными игроками за глобальной политической доской будут являться не государства, а цивилизации, включающие в себя несколько или несколько десятков стран. Начало новой эпохе в международных отношениях С. Хантингтон видит в «синдроме братских стран», в основе интеграции которых лежит не общая политическая система или общая идеология, а цивилизационная близость. Причины этому С. Хантингтон видел в следующем. Во – первых, цивилизационные различия куда сильнее различий по принципу, например, идеологии, так как они складывались многие столетия, нашли отражения в культуре и менталитете населения. Во – вторых, в силу глобализационных процессов в современном мире углубляется взаимодействие между представителями разных цивилизаций. Это ведет в свою очередь к следующим последствиям: усилению цивилизационного самосознания индивида, а также цивилизационном расколу, разделению людей, о котором говорил Карл Шмитт в «Понятии политического»7 на «своего» и «чужого» на основании принадлежности к той или иной культурно-ценностной общности. В – третьих, по мере ослабевания западной цивилизации, происходит процесс девестернизации, что приводит к усилению местных элит, нацеленных на удержание у власти с помощью своих цивилизационных корней. В – четвертых, по мнению С. Хантингтона, культурные основы общества более монолитны и меньше подвержены изменениям, в отличие от, например, политических или экономических. Следовательно, при наличии определенного конфликта на культурно-ценностной почве к консенсусу прийти значительно сложнее. В – пятых, существует тенденция к усилению экономического регионализма, тесно связанного с цивилизационным фактором (хозяйственная деятельность находится под влиянием культурных особенностей того или иного общества). Наконец, С. Хантингтон отмечает возрастание роли религии, как основы цивилизационного кода общества. Причем религия зачастую проявляет себя в радикальных, фундаменталистких формах.
6. Самюэль Хантингтон. Столкновение цивилизаций. – М.: АСТ, 2016. – 640 с.

7. Шмитт К. Понятие политического // Вопросы социологии. — 1992. — № 1. — С. 35—67.
12 Цивилизацию С. Хантингтон определял как самый широкий уровень культурной идентичности людей и как социокультурную общность самого высшего ранга. Он подчеркивал, что главными причинами конфликтов и войн будет не столкновение экономических или политических интересов, а противостояние культурных ценностей. Следовательно, границы блоков, противостоящих друг другу, будут определяться принадлежностью к той или иной культурно-ценностной общности. С. Хантингтон утверждает, что именно по этим границам и происходят противостояние или даже конфликты между цивилизациями. С. Хантингтон отмечает, что данные конфликты уже появились в международной повестке дня. Это Балканы, Кавказ, страны Ближнего Востока. Эти аморфно очерченные рубежи являются горячими линиями на карте земного шара, свидетелями чего мы сейчас и являемся.
13 На протяжении всей работы автор пытается подчеркнуть главенствующее место Западной цивилизации, оказавшей решающее влияние на все остальные цивилизации. Однако сегодня Западная цивилизация стремительно теряет свое доминирующее положение. Проблемы экономического и демографического характера, охватившие Европу и Северную Америку стали причиной этому процессу. С. Хантингтон видит претендентов на роль «арбитра цивилизаций» объединенные страны исламского мира, испытавшего в последние десятилетия демографический взрыв и Китай с его «экономическим чудом». Наибольшую опасность для господства Западной цивилизации С. Хантингтон видит в объединении Средней Азии и Дальнего Востока в конфуцианско-исламский блок. Для удержания своих позиций на земном шаре, автор советует западным элитам обратить внимание на «расколотые страны», чьи правительства имеют прозападную ориентацию, однако культурно-цивилизационно данные государства весьма далеки от Запада. Среди них Турция и Мексика. Особую роль в противостоянии С. Хантингтон отводит России. По его мнению, Западу следует углублять сотрудничество с РФ.
14 В целом, он выделяет следующие цивилизации: Западная, Исламская, Индуистская, Синская, Японская, Латиноамериканская, Православная, Африканская и Буддистская. Однако нас в данном исследовании будут интересовать Православная и Западная цивилизации. Также С. Хантингтон классифицирует все цивилизации по принципу наличия «стержневой» страны. Наличие главного государства в той или иной цивилизации, обладающее культурным авторитетом на соседей, предает данным цивилизациям стабильность. Следовательно, основным идентификационным элементов С. Хантингтон видит ценностные ориентиры общества, формирующие культуру и менталитет цивилизации
15 О цивилизациях и их роли в мировой истории писал английский социолог, культуролог и историк Арнольд Тойнби в своем двенадцатитомном труде «Постижение (исследование) истории»8, написанном в середине ХХ века. А. Тойнби делит все человечество на 21 цивилизацию. Он утверждал, что цивилизациям присущ динамизм в их развитии: они способны рождаться и умирать, объединяться и разваливаться (в определенных случаях сменяющие друг друга цивилизации составляют цепочки – последовательности. Максимальное число элементов в данной цепочке не превышает трех, последний из которых есть ныне живущая цивилизация. Например, минойская—эллинская—западная христианская цивилизация или минойская—эллинская—русская православная цивилизация или православная цивилизация «Византийское наследство»). Развитие цивилизации, с точки зрения А. Тойнби, определяет «Закон вызова и ответа». Его суть состоит в следующем: природные условия и историческая ситуация ставит перед обществом «вызов», а дальнейшая эволюция данного общества определяется выбором «ответа». Таким образом, главными факторами, формирующими облик цивилизации, мы видим природно-климатические условия и историческую обстановку в тот или иной период времени по границам цивилизации.
8. Тойнби А. Дж. Постижение истории: Сборник / Пер. с англ. Е. Д. Жаркова. — М.: Рольф, 2001. — 640 с., ISBN 5-7836-0413-5, тир. 5000 экз. (тт. 1 — 7)
16 Для достижения тем или иным обществом уровня цивилизации, высшей формы культурного развития, по мнению А. Тойнби, нужны два обязательных условия. Во – первых, неблагоприятные природно-климатические условия, заставляющие народ изменяться, творить ради собственного выживания, отвечать на «вызов» в лице враждебной окружающей среды. Во – вторых, наличие того слоя в обществе, который будет в состоянии дать «ответ» на первое условие. Таким слоем является – творческое меньшинство. Вообще А. Тойнби делит все общество на творческое меньшинство и инертное большинство, следующее за меньшинством и подражающее ему. Данный процесс автор называет мимесисом. А. Тойнби отмечает, что наряду с природными «вызовами» существуют также «вызовы» человеческой среды, стимулирующие общество на определенные решения и действия. Он выделяет три таких стимула: стимул давления (длительное давление извне); стимул удара (резкое нападение врагом) и стимул социального ущемления (неравенство, дискриминация на национальной, религиозной, классовой почве и т.д.).
17 О цивилизациях в контексте мирового исторического процесса писал немецкий философ Освальд Шпенглер в своем труде «Закат Европы»9, написанном в начале ХХ века. Основой для отличия одной цивилизации от другой он видел в культуре, которую определял как «главное содержание истории». С его точки зрения, культура первичнее цивилизации. О. Шпенглер не признавал линейность истории, а значит, культура развивается тоже циклично: рождается, достигает своего апогея и умирает. Вообще, он выделял две фазы развития цивилизации: 1) культура (восхождение) и 2) цивилизация (нисхождение). Автор говорил о существовании восьми великих культур: Египетской, Вавилонской, Индийской, Китайской, Мексиканской, Античной, Арабской, Европейской. В Русско-Сибирской общности он видел пробуждающуюся великую культуру.
9. Шпенглер О., Закат Европы. Очерки морфологии мировой истории. Том. 1., М., Мысль, 1993, С. 123–188,248–272
18 Норвежский специалист по международным отношениям, Ивэр Нойманн, в своей книге «Использование "Другого": Образы Востока в формировании европейских идентичностей»10 ярко показывает, как формируется и как представляется в глазах европейцев образ самых себя и своих ближайших соседей. Э. Нойманн прослеживает динамку развития европейской идентичности на основе противопоставления себя двум «другим» крупным народам (цивилизациям), проживающим рядом с ними. Эти «другие» - Турция и Россия. По справедливому замечанию Э. Нойманна, те народы, из которых европейцы создавали образ «чужого», стали формировать свою идентичность точно по тем же правилам, что и европейская общность, то есть на основе противопоставления себя «другому», соседу. Стоит отметить, что «Восток» согласно интерпретации европейцев, это не Восток в его географическом смысле, а исключительно понятие ценностное и социальное. Именно с данным понятием Европа связывает то, что с собой не отождествляет: варварство, деспотизм, отсталость, косность. В общем, всю суть международных отношений, с нашей точки зрения, Э. Нойманн сводит к постоянному противопоставления «их» Запада и «нашего» Востока. Однако, в отличие от всех вышеупомянутых деятелей политической науки, Э. Нойманн подчеркивает, что сами по себе культурно - ценностные или этнические различия не несут никакого дифференцирующего значения. Его они приобретают только тогда, когда обретают политический смысл. Над формированием идентичности на основе образа «другого» работают лучшие политические технологи, удовлетворяя политические потребности власти.
10. Iver B. Neumann. Uses of the Other . «The East» in European Identity Formation. University of Minnesota 1998. Пер. с англ. В. Б. Литвинова и И. А. Пильщикова . Издание выпущено в рамках программы Translation Project при поддержке Института «Открытое общество» (Фонд Сороса — Россия) и Фонда Next Page (Институт «Открытое общество» — Будапешт). Год издания — 2004, кол-во страниц — 336, ISBN — 5-98379-007-2
19 О цивилизациях и их роли в истории говорили и наши деятели науки. Одним из таких был Николай Яковлевич Данилевский, русский социолог и культуролог, но для нас он интересен своими трудами в области геополитики. Он является одним из основателей цивилизационного подхода к истории; идеолог панславизма. В своем труде « Россия и Европа»11 он оспаривает общепринятое деление истории по географическому (по частям света) или по хронологическому (история Древнего мира, история Среднего мира, история Нового времени и т.д.) признакам. Вместо этого он видит основу исторической жизни в ряде обособленных «естественных групп», которым Н. Я. Данилевский дал название «культурно-исторические типы». «Культурно-исторический тип» - семейство народов, обладающее своим, отдельным языком или группою языков, имеющие некоторые различия, но в целом близких между собой до такой степени, что родство этих народов ощущалось. По мнению Н. Я. Данилевского, именно этот признак позволяет определить данный тип как зрелый и способный к историческому развитию. Таких «культурно – исторических типов» Н. Я. Данилевский насчитывал 10: египетская, еврейская, китайская, римская, ассиро-вавилоно-финикийская, индийская, германо-романская или европейская, иранская, новосемитическая или аравийская, греческая. Россию со всем славянским миров Н. Я. Данилевский определял как зарождающуюся цивилизацию, которая выйдет из «младенчества» в краткосрочной перспективе и будет коренным образом отличаться от Европы.
11. Данилевский Н. Я. Россия и Европа. / Составление и комментарии Ю. А. Белова / Отв. ред. О. Платонов. – М.: Институт русской цивилизации, 2008. — 816 с.
20 Н. Я. Данилевский, как и А. Тойнби и О. Шпенглер, приписывали цивилизациям динамизм в развитии. Он считал, что на долю народа выпадает три роли, которые последовательно сменяют друг друга. Первая роль – роль созидателя, положительная деятельность данного «культурно-исторического типа. Вторая – разрушительная деятельность цивилизация, приводящая ее к смерти. И, наконец, третья, последняя стадия развития «культурно-исторического типа», - служение «этнографическим материалом» зарождающейся цивилизации. Говоря о динамике развития цивилизаций, Н. Я. Данилевский говорил, что период роста у «культурно-исторического типа» может быть растянут на неопределенный срок, но расцвет цивилизации короток и является единственным в истории развития «культурно-исторического типа». Каждая цивилизация, по мнению Н. Я. Данилевского, проходит три стадии в процессе своего становления. Первая стадия – племенная, основанная на этноязыковом признаке. Вторая – союз политически независимых государств (может проявляться в виде федерации или конфедерации). И, наконец, третья – империя.
21 Автор допускал влияние чуждых элементов «культурно – исторических типов» на развитие тех или иных цивилизаций, однако подчеркивал, что данное влияние возможно только в виде «почвенного удобрения», а подавляющие влияние инородных факторов на ход исторического процесса в рамках развития той или иной цивилизации категорически отрицал. Отсюда его тезис о самобытности каждого «культурно – исторического типа». Однако цивилизации, по мнению русского социолога и культуролога, могут взаимодействовать. Это взаимодействие может проявляться в трех видах. Первый вид – пересадка (колонизация, экспансия); второй – прививка (ассимиляция); третий - удобрение – благотворное влияние развитой и гаснущей цивилизации на зарождающуюся. По мнению Н. Я. Данилевского цивилизация проявляет себя в четырех видах деятельности: религиозная, культурная (хозяйственная и светская духовная деятельность), политическая и социально - экономическая. Н. Я. Данилевский отмечает, что в цивилизационном развитии может доминировать какой-либо элемент, однако Россию в совокупности со всеми славянские народами он назвал единственным «культурно – историческим типом», который сможет осуществить четырёхосновную культуру. Среди основных особенностей Росси он называл общину и православие. Н. Я. Данилевский подчеркивал, что тем богаче цивилизация, чем больше в ней народностей. Российская империя в этом отношении являлась одним из лидеров.
22 Н. Я. Данилевский является автором двух основных законов геополитики. Первый закон – закон сохранения запаса исторических сил. Суть его состоит в следующем: в начале цивилизационного жизненного цикла представители той или иной цивилизации интенсивно осваивают географически благоприятные территории либо пространства, максимально приближенные к народам, находящимся на более высоком уровне культурного развития. В качестве пример действия закона Н. Я. Данилевский анализирует взаимоотношения западных славян и России. Второй – закон защиты пространства с помощью дисциплинированного энтузиазма. Главное в нем: в кризисные периоды цивилизацию могут спасти два фактора: 1) дисциплина (дар повиновения) и 2) энтузиазм (готовность к самопожертвованию). Стоит отметит, что эти законы являются основными геополитическими закономерностями, определяющими ход развития цивилизаций, а следовательно, и всего мирового исторического процесса в целом.
23 Стоит отметить, что Н.Я. Данилевский являлся одним из идеологов славянства. Он считал, что должно быть создано панславянское государство, Всеславянский союз, со столицей в Царьграде. Ради создания этого государства Россия должна пройти через войну с Турцией и объединённой Европой во главе с Францией. Этой мыслью Н. Я. Данилевский еще раз показывает антагонистичность Русской цивилизации и Европейской. Следует упомянуть труд русского дипломата XIX века Константина Николаевича Леонтьева «Византизм и славянство»12. В нем рассуждения автора расходятся с Н. Я. Данилевским. Он считает славянство чем-то аморфным, уверен, что мощь России заключается в «византизме». Помимо византизма и славянства, К. Н. Леонтьев выделяет «китаизм», «эллинизм» и «романо – германский мир». Основные различия всех этих цивилизаций автор видит в культурно – ценностной и бытовой плоскостях.
12. Леонтьев К. Н. Византизм и славянство. -— М. : Имп. О-во истории и древностей рос. при Моск. ун-те, 1876. — 132 с.
24 Следует упомянуть, что цивилизацию можно отождествлять с таким термином, как суперэтнос. Суперэтнос – в пассионарной теории этногенеза13, разработанной советским историком-этнологом, археологом и востоковедом Львом Николаевичем Гумилевым, высшее звено этнической иерархии, представляющая собой совокупность нескольких этносов, характеризующихся политической, экономической и культурной близостью. Как отмечает Л. Н. Гумилев, суперэтнос противопоставляет себя другим суперэтносам, а определяется не географическими размерами, не демографической составляющей, а только степенью межэтнической близости. Однако подчеркивается важность культурной общности составных частей суперэтноса. Автор выделяет следующие цивилизации: славянскую, христианскую, исламскую, китайскую, индийскую и др. Стоит отметить, что, по мнению Л. Н. Гумилева, более высокий в иерархической системе элемент, тем он более продолжительный, его жизненный цикл дольше. Л. Н. Гумилев в своей книги «От Руси к России»14 признает наличие европейской цивилизации и восточной (азиатской), но видит Россию, находящуюся между ними, особой цивилизацией, так как она совмещает в себе черты и Востока, и Запада. Народ, обладающий широким спектром бытия от «речного» и «лесного» до «степного», способен покорять огромные территории, включать в себя многие этносы, что позволяет называть его цивилизацией.
13. Гумилёв Л. Н. Этногенез и биосфера Земли. СПб.: Кристалл, 2001. ISBN 5-306-00157-2

14. Гумилёв Л. Н. От Руси к России. - --- М.: Айрис-пресс, 2003. - 318с
25 В XXI веке весь ход мирового процесса, по мнению Кузнецовой, будут определять пять исторически сложившихся и сохранившихся цивилизаций: западное общество, православно-христианское или византийское общество, исламское общество, индуистское общество и конфуцианско-буддистское общество стран Азиатско-Тихоокеанского региона15. Стоит отметить, что все эти цивилизации не утратили в процессе своего развития архаичной, сакральной триады: почвы, крови и религии, что может сегодня объяснить притяжение одних государств и неприязнь других. Однако данные подход в системе международных отношений на сегодняшний день, по мнению некоторых аналитиков, может быть опасен, так как он уводит дипломатов от нахождения консенсуса в сторону постоянной конкуренции и противостояния на цивилизационной основе. Нестеров оппонирует данной точке зрения16, считая «альянс цивилизаций» вполне возможным на базе, например, БРИКС. Пять великих цивилизаций с многовековым историческим и политическим опытом могут стать пример для «диалога цивилизаций». Но не стоит забывать, что взаимодействие цивилизаций может иметь и неблагоприятный эффект. Например, доминирование западной цивилизации в Восточном полушарии в 17-19 веках заставило древние цивилизации Востока «уйти в себя». Однако те в свою очередь, претерпев внутреннюю трансформацию, вышли на международную арену с обновленным и модернизированным потенциалом.
15. Кузнецова А.В. Необходимость и возможность теории мироустройства XXI в. //Власть. - 2009. - №5. - С. 43.

16. Нестеров А. О. БРИКС как современное воплощение современных концепций взаимодействия цивилизаций // Гуманитарные, социально – экономические и общественные науки. – 2014. - №5(1). – С.3.
26 Более подробно современное состояние международных отношений в ретроспективе концепции столкновения мировых цивилизаций рассматривается в книге супругов Бажановых «Диалог и столкновение цивилизаций»17. Они опровергают тезис С. Хантингтона о том, что конфликты происходят и тенденция к нарастанию конфликтов будет происходить по цивилизационным разломам. С их точки зрения, это утверждение не соответствует действительности: существуют примеры противостояния, причем с горячими фазами конфликтов, между близкими в культурно – ценностном отношении народами (ярчайшим пример сегодня является кризис в отношениях между Россией и Украиной). Также существует прецедент глубокой интеграции между народами, относящимися к разным культурно – историческим обществам. Баженовы, анализируя геополитические интересы основных игроков на мировой политической арене в лице США, Китай и России, констатируют, что существует колоссальное поле возможностей для сотрудничества.
17. Бажанов Е.П., Бажанова Н.Е. Диалог и столкновение цивилизаций. 2013г. М.: Издательство «Весь Мир». ISBN978-5-7777-0561-7. 272с.
27 Таким образом, нами проанализированы основные теоритические подходы к пониманию современной геополитической ситуация в мире в рамках цивилизационной парадигмы. Отметим, что подавляющее большинство авторов за основу цивилизации берут культурные особенности тех или иных сообществ, а многие процессы в мировой политике объясняют именно с помощью исследуемой нами категории. Изучив теоритические аспекты современных международных отношений, можно конструировать те механизмы взаимодействия, которые будут способствовать стабилизации мира. Завершить хотелось бы словами Баженовых о правиле, к которому следовало бы прислушаться политическим элитам всего мира: «Надо стараться дружить, где можем, а там, где садятся на голову, давать отпор, не скатываясь к конфронтации»18.
18. Бажанов Е.П., Бажанова Н.Е. Диалог и столкновение цивилизаций. 2013г. М.: Издательство «Весь Мир». ISBN978-5-7777-0561-7 с.176.

References

1. 1.Samyuehl' Khantington. Stolknovenie tsivilizatsij. – M.: AST, 2016. – 640 s. 2.Danilevskij N. Ya. Rossiya i Evropa. / Sostavlenie i kommentarii Yu. A. Belova / Otv. red. O. Platonov. – M.: Institut russkoj tsivilizatsii, 2008. — 816 s. 3.Tojnbi A. Dzh. Postizhenie istorii: Sbornik / Per. s angl. E. D. Zharkova. — M.: Rol'f, 2001. — 640 s., ISBN 5-7836-0413-5, tir. 5000 ehkz. (tt. 1 — 7) 4.Shpengler O., Zakat Evropy. Ocherki morfologii mirovoj istorii. Tom. 1., M., Mysl', 1993, S. 123–188,248–272 5.Vallerstajn, Immanuehl'. Konets znakomogo mira: Sotsiologiya XXI veka / Immanuehl' Vallerstajn; Per. s angl. pod red. V.I. Inozemtseva. – M.: Logos, 2004. – 368 s.; 6.Shmitt K. Ponyatie politicheskogo // Voprosy sotsiologii. — 1992. — № 1. — S. 35—67. 7.Iver B. Neumann. Uses of the Other . «The East» in European Identity Formation. University of Minnesota 1998. Per. s angl. V. B. Litvinova i I. A. Pil'schikova . Izdanie vypuscheno v ramkakh programmy Translation Project pri podderzhke Instituta «Otkrytoe obschestvo» (Fond Sorosa — Rossiya) i Fonda Next Page (Institut «Otkrytoe obschestvo» — Budapesht). God izdaniya — 2004, kol-vo stranits — 336, ISBN — 5-98379-007-2 8.Leont'ev K. N. Vizantizm i slavyanstvo. -— M. : Imp. O-vo istorii i drevnostej ros. pri Mosk. un-te, 1876. — 132 s. 9.Gumilyov L. N. Ehtnogenez i biosfera Zemli. SPb.: Kristall, 2001. ISBN 5-306-00157-2 10.Gumilyov L. N. Ot Rusi k Rossii. - --- M.: Ajris-press, 2003. - 318s 11.Kuznetsova A.V. Neobkhodimost' i vozmozhnost' teorii miroustrojstva XXI v. //Vlast'. - 2009. - №5. - S. 43. 12.Nesterov A. O. BRIKS kak sovremennoe voploschenie sovremennykh kontseptsij vzaimodejstviya tsivilizatsij // Gumanitarnye, sotsial'no – ehkonomicheskie i obschestvennye nauki. – 2014. - №5(1). – S.3. 13.Bazhanov E.P., Bazhanova N.E. Dialog i stolknovenie tsivilizatsij. 2013 g. M.: Izdatel'stvo «Ves' Mir». ISBN 978-5-7777-0561-7. 272s.