Pairing of the EAEU and China in the framework of the EP project: rivalry or partnership?
Table of contents
Share
Metrics
Pairing of the EAEU and China in the framework of the EP project: rivalry or partnership?
Annotation
PII
S241328880000136-3-1
Publication type
Article
Статус публикации
Published
Authors
Svetlana Medvedeva 
Affiliation: Russian Customs Academy
Address: Russian Federation, Lyubertsy
Edition
Abstract
The article deals with some of Russia's problems in the framework of participation in the Silk Road Economic Belt project. The article examines of the nature of the conflict manifested China's initiative, the effects of its implementation for Russia. Much attention is given to the dynamics of trade between Russia and China, as well as between China and the countries of Central Asia.
Keywords
The Silk Road Economic Belt, turn of Russia's foreign policy to the East, cooperation, the initiative "One belt and one road”, the expansion of China.
Received
23.10.2018
Date of publication
02.12.2018
Number of characters
8460
Number of purchasers
3
Views
310
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Цитировать Download pdf

To download PDF you should sign in

1 Сегодня в рамках сложившихся обстоятельств в области международных отношений Евразийский экономический союз (ЕАЭС) столкнулся с проблемой выстраивания отношений с двумя сверхдержавами Большой Евразии – Европейским союзом и Китаем.
2 Изучением вопросов сотрудничества Китая и ЕАЭС на современном этапе занимаются такие исследователи, как И.Ю. Зуенко, М.А. Кадыркулов, А.Г. Ларин, И.А. Макаров, А.С. Скриба и др.
3 Цель данной статьи – определить характер взаимодействия между Китаем и ЕАЭС в рамках проекта «Экономический пояс Шелкового пути».
4 До 2014 года страны-участницы Евразийского экономического союза стремились к интеграции, тесному взаимодействию со странами ЕС. Даже сам ЕАЭС нередко рассматривался как один из проектов, положенный в основу создания экономического пространства от Лиссабона до Владивостока. Однако события 2014 года оказались судьбоносными и поворотными для союза. Конфликт по украинскому вопросу между Россией и ЕС перешел в кризис в отношениях со всеми государствами Запада. Введенные против России санкции и предпринятые ответные меры значительно ударили по российской экономике. В таких условиях перспектива дальнейшей интеграции с ЕС не представлялась возможной, а присоединение к ЕАЭС Украины стало невозможным на долгие годы. В связи с этим высшее руководство России провозгласило курс на разворот значительной части международных хозяйственных связей в восточном направлении, прежде всего на страны Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР)1
1. Безруков Л.А. Транссиб и Шелковый путь: глобальная инфраструктура и региональное развитие // ЭКО. 2016. №7. С. 21-35.
5 На сегодняшний день одним из главных достижений российской внешней политики и важным шагом в рамках российского поворота на Восток является совместное заявление России и Китая о сопряжении Евразийского экономического союза и Экономического пояса Шелкового пути (ЭПШП), подписанное 8 мая 2015 года.
6 У ЭПШП нет географических ограничений. Главная задача – связать Восток и Запад. В настоящий момент почти 60 стран изъявили намерение стать участником ЭПШП.
7 Экономический пояс Шелкового пути – проект уважения и доверия между государствами, проект совместного сотрудничества и взаимной выгоды при условии, что все страны-участницы, расположенные вдоль Шелкового пути, будут работать сообща, ответственно предоставляя все необходимое для скорейшей реализации совместного проекта2.
2. Гаврилова К.А. Инициатива Китая – «экономический пояс Шелкового пути» // Вестник Российского экономического университета им. Плеханова. 2016. №4. С. 155-160.
8 В 2015 году Китай выдвинул новый, еще более смелый проект «Один пояс – один путь», предполагающий интеграцию всей логистической сети всей Евразии, которое включает в себя создание в Индийском океане Морского шелкового пути, и даже, возможно, развитие Северного морского пути. Данный проект является открытым для всех стран, международных и региональных организаций, а также создает основу для экономического сотрудничества КНР с заинтересованными странами.
9 Руководство России вслед за Китаем также дало понять, что не собирается замыкаться в узких рамках и готово к сотрудничеству и интеграции, о чем заявил В.В. Путин на ХХ Петербургском экономическом форуме в июне 2016 года3. Российская «Глобальная концепция» (Большая Евразия – от Лиссабона до Владивостока) явно пересекалась с Китайским проектом, в связи с чем остро встал вопрос об их соперничестве либо взаимодействии. В результате договоренностей между двумя странами было принято решение о том, что указанные стратегии должны дополнять друг друга и, возможно, в перспективе интегрироваться.
3. Зуенко И.Ю., Зубань С.В. Китай и ЕАЭС: динамика трансграничного движения товаров и будущее евразийской интеграции // Таможенная политика России на Дальнем Востоке. 2017. №2. С. 5-25.
10 Что касается Китая, то Пекин еще в 2013 г. выступил с инициативой создания региональной зоны свободной торговли. Однако все страны-участницы ЕАЭС сошлись во мнении, что отмена таможенных пошлин и беспрепятственный грузопоток китайских товаров создаст серьезные проблемы для многих национальных отраслей в промышленности и сельского хозяйства. Отечественные товаропроизводители на данном этапе развития нашей экономики попросту не выдержат конкуренции с китайской продукцией, в связи с чем Россия с осторожностью относится к расширению сотрудничества с Китаем и интеграции в области таможенного дела, опасаясь серьезных последствий4.
4. Девятков А. ЕАЭС между Европой и Китаем // Электронный журнал «Expert Online». 2017. Режим доступа: >>>>
11 В рамках существующей проблемы следует также обратить внимание на динамику товарооборота между Россией и Китаем, как изменяются со временем объемы экспорта и импорта, а также на товарооборот между Китаем и странами Центральной Азии, которые априори являлись основными торговыми партнерами России.
12 А.Г. Ларин, ведущий научный сотрудник Центра изучения и прогнозирования российско-китайских отношений, отмечает: «Экономическую суть концепции Нового Шелкового пути составляет экспорт китайского капитала (в том числе в виде технологий, оборудования, рабочей силы и т.д.) … уберите китайские инвестиции, и от Шелкового пути ничего не останется»5.
5. Ларин А. Г. К анализу сущности проекта ЭПШП и его сопряжения с ЕАЭС // Китай в мировой и региональной политике. История и современность. 2016. Т. 21. С. 138–149.
13 С 2014 года экспорт из ЕАЭС в Китай уменьшился с 37494,3 млн долл. до минимального значения 28021,3 млн долл. в 2016 году, а в 2017 году он составил 34398,1 млн долл (рис. 1). Относительный показатель, то есть доля экспорта в Китай в общем экспорте ЕАЭС, с 2014 по 2017 год показал рост с 7,5% до 9,6% (рис. 2). Импортные же поставки из Китая в ЕАЭС в 2014–2017 годах уменьшились с 50856 до 43201,6 млн долл. Доля китайского импорта в общем импорте ЕАЭС увеличилась с 17,7% до 21,2%. Таким образом, импорт из Китая в ЕАЭС более чем в 2 раза выше, чем экспорт отечественной продукции в Китай6.
6. По данным ФТС. Режим доступа: >>>> . Дата обращения: 03.02.2018
14 Рис. 1. Динамика внешней торговли ЕАЭС с Китаем, 2014-2017 гг., млн. долл. Рис. 2. Удельный вес Китая во внешней торговле ЕАЭС, 2014-2017 гг.
см.

см.
15 Россия также существенно ослабила свои позиции в Центральной Азии и уступила Китаю статус главного действующего лица в регионе. Товарооборот между Китаем и республиками бывшего СССР – Казахстаном, Киргизией, Таджикистаном, Туркменией и Узбекистаном – еще несколько лет назад превысил товарооборот этих стран с Россией7.
7. По данным Росстата. Режим доступа: >>>> . Дата Обращения: 03.02.2018
16 Так что же означает сопряжение между ЕАЭС и Китаем: соперничество или партнерство? Исходя из официальных данных ФТС и Росстата, можно смело утверждать, что Китай в последние годы набирает обороты во внешней политике и занимает существенные позиции в торговле со странами Центральной Азии, занимая почетное место лидера. Проект «Экономический пояс Шелкового пути» во многом представляет собой стремление Китая выдавить Россию из Центральной Азии и взять под «мягкий» контроль значительную часть обширного евразийского пространства8 [8]. Сегодня ЭПШП можно трактовать как инструмент экспансии Китая в страны Центральной Азии. В странах Запада этот проект часто сравнивают с планом Маршалла – в обоих случаях ведущая держава использует свою экономическую мощь для решения внешнеполитических задач. Китай, конечно, отрицает какой-либо конфликтный потенциал проекта, подчеркивая, что «мегапроект является открытой и инклюзивной инициативой, направленной на региональную кооперацию».
8. Безруков Л.А. Транссиб и Шелковый путь: где параллели пересекаются // >>>> . Режим доступа: >>>>
17 Как бы то ни было, идея Экономического пояса Шелкового пути будет реализовываться в долгосрочной перспективе. По прогнозам, на завершение всех намеченных целей уйдет около 35 лет. Думаю, к тому времени уже можно будет судить о эффективности данного проекта на основе полученных результатов и сделать окончательный вывод о том, был ли этот проект идеей партнерства и наднациональной интеграции или все же планом Китая экспансии в другие страны, попыткой завоевать лидерство на мировом рынке.

References



Additional sources and materials

1.           Bezrukov L.A. Transsib i Shelkovyj put': gde paralleli peresekayutsya // Informatsionno-analiticheskoe agentstvo «Vostok Rossii». Rezhim dostupa: https://www.eastrussia.ru/material/transsib-i-shelkovyy-put-gde-paralleli-peresekayutsya/

2.           Bezrukov L.A. Transsib i Shelkovyj put': global'naya infrastruktura i regional'noe razvitie // EhKO. 2016. №7. S. 21-35.

3.           Vardomskij L.B. O povorote rossijskoj ehkonomiki na Vostok // Problemy teorii i praktiki upravleniya. 2016. №7. S. 21 – 29.

4.           Gavrilova K.A. Initsiativa Kitaya – «ehkonomicheskij poyas Shelkovogo puti» // Vestnik Rossijskogo ehkonomicheskogo universiteta im. Plekhanova. 2016. №4. S. 155-160.

5.           Devyatkov A. EAEhS mezhdu Evropoj i Kitaem // Ehlektronnyj zhurnal «Expert Online». 2017. Rezhim dostupa: http://expert.ru/2017/06/27/perspektivyi-eaes/

6.           Zuenko I. Yu., Zuban' S. V Kitaj i EAEhS: dinamika transgranichnogo dvizheniya tovarov i buduschee evrazijskoj integratsii // Tamozhennaya politika Rossii na Dal'nem Vostoke. 2017. №2. S. 5-25.

7.           Larin A. G. K analizu suschnosti proekta EhPShP i ego sopryazheniya s EAEhS // Kitaj v mirovoj i regional'noj politike. Istoriya i sovremennost'. 2016. T. 21. S. 138–149.

8.           Po dannym FTS. Rezhim dostupa: http://www.customs.ru/index.php?option=com_newsfts&view=category&id=125&Itemid=1976&limitstart=20. Data obrascheniya: 03.02.2018

9.           Po dannym Rosstata. Rezhim dostupa: http://www.gks.ru. Data Obrascheniya: 03.02.2018

10.      Sorokina L.V., Tikhomirova E.S. Prognoz tendentsij razvitiya vzaimnoj torgovli mezhdu Rossijskoj Federatsiej i Kitajskoj Narodnoj Respublikoj // Tamozhennaya politika Rossii na Dal'nem Vostoke. 2017. №2. S. 51-57.