Political Aspects of Rosneft Activities in Iraqi Kurdistan
Table of contents
Share
Metrics
Political Aspects of Rosneft Activities in Iraqi Kurdistan
Annotation
PII
S241328880000067-7-1
Publication type
Article
Статус публикации
Published
Authors
Ilia Vedeneev 
Affiliation: NRU HSE, master student
Address: Russian Federation, Moscow,
Abstract
The article is devoted to considering poliical dimension of Rosneft decisions to buy and build infrastractue objects in Iraqi Kurdistan (oil ang gas pipeline).
Keywords
Gaz, Iraqi Kurdistan, Rosneft, Turkey, Iraq, European energy (gaz) market, Russia.
Received
29.12.2017
Date of publication
29.12.2017
Number of characters
9992
Number of purchasers
2
Views
977
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Цитировать Download pdf

To download PDF you should sign in

1 В настоящее время все мы являемся свидетелями становления Иракского Курдистана как самостоятельного государства, независимого от иракского правительства. И хотя независимость, провозглашенная курдской автономией 25 сентября этого года, остается предметом экспертной дискуссии,1 существует мнение Станислава Иванова, научного сотрудника Центра международной безопасности ИМЭМО РАН, согласного которому Иракскому Курдистану и его иностранным партнерам будет проще осуществлять сотрудничество в том случае, если автономия выйдет из состава Ирака.2 В связи с этим особый исследовательский интерес вызывают энергетические проекты «Роснефти», реализация которых запланирована на 2019-2020 гг. При этом необходимо отметить, что многие исследователи склонны усматривать в их реализации политический подтекст, приоритет политических соображений над сугубо экономическими. Таким образом, проблемой, вопросом, рассматриваемым в рамках данного исследования, являются политические последствия реализации проектов «Роснефти» на территории Иракского Курдистана. Гипотезой исследования является предположение, согласно которому соображения политического характера играют большую роль при принятии решений о строительстве объектов энергетической инфраструктуры в означенном субрегионе Ближнего Востока.
1. Iraq After the Kurdistan Referendum: What Next? (YouTube video record of the conference) // Hudson Institute (05.10.2017) [Electronic resource] URL: https://www.youtube.com/watch?v= C6ee9lktBIs (date of request: 14.10.2017)

2. Мордюшенко О., Кривошеев К. Операция «Будет в пустыне» // Коммерсант.ru (19.09.2017) [Электронный ресурс] URL: https://www.kommersant.ru/doc/3414878 (дата обращения: 14.10.2017)
2 В числе перспектив сотрудничества правительства Иракского Курдистана и «Роснефти» необходимо выделить, в первую очередь, газопровод, который через территорию Турции планируется вывести на европейский рынок. Его мощность должна составить 30 млрд. м3 в год.3 Переговоры о его созданию ведутся в настоящее время, руководство «Роснефти» планирует завершить их до конца года.4 Речь идет о разработке нефтяных месторождений по модели государственно-частного партнерства BOOT: “Build – Own – Operate – Transfer” («строительство – владение – эксплуатация – передача»).5 Этот газопровод позволит не только экспортировать сырье в Турцию и Европу, но также обеспечит его поставки на промышленные производства и электростанции самого Иракского Курдистана. Что касается уже достигнутых соглашений, то к ним следует отнести договоренность о скупке «Роснефтью» нефти иракских курдов как минимум до 2019 г.6 Помимо этого российская компания получает две трети доступа к нефтепроводу, проходящему по территории Иракского Курдистана в Турцию. Как было объявлено пресс-секретарем «Роснефти» Михаилом Леонтьевым, данный контракт был заключен напрямую с правительством Иракского Курдистана, в обход Багдада. Он рассчитан на 20 лет, в заявлении также было отмечено, что в контроле над данным нефтепроводом была заинтересована и Турция, однако предпочтения правительства Иракского Курдистана оказались, в конечном итоге, на российской стороне.7 Согласно заявлению И. Сечина, его компания заинтересована в курдской нефти, поскольку она позволит расширить сеть нефтеперерабатывающих заводов «Роснефти» (в частности, в Германии).8
3. «Роснефть» хочет привести конкурентов «Газпрома» в Турцию // Ведомости (19.09.2017) [Электронный ресурс] URL: https://www.vedomosti.ru/business/articles/2017/09/19/734367-rosneft-gazproma-turtsiyu (дата обращения: 11.10.2017)

4. «Роснефть» развивает проекты в Иракском Курдистане (пресс-релиз) // «Роснефть» (18.09.2017) [Электронный ресурс] URL: https://www.rosneft.ru/press/releases/item/187709/ (дата обращения: 11.10.2017)

5. «Роснефть» построит свой «Турецкий поток» // Коммерсант.ru (18.09.2017) [Электронный ресурс] URL: https://www.kommersant.ru/doc/3414470 (дата обращения: 14.10.2017)

6. Афонский А. Глобальные интересы // Профиль (22.02.2017) [Электронный ресурс] URL: http://www.profile.ru/economics/item/115388-kurdskaya-neft (дата обращения: 14.10.2017)

7. Голубович А. «Роснефть» получает доступ к нефти и нефтепроводам Иракского Курдистана // Военное обозрение (02.06.2017) [Электронный ресурс] URL: https://topwar.ru/117103-rosneft-poluchaet-dostup-k-nefti-i-nefteprovodam-irakskogo-kurdistana.html (дата обращения: 11.10.2017)

8. «Роснефть» расширит проекты в Иракском Курдистане // Вести.Экономика (02.06.2017) [Электронный ресурс] URL: http://www.vestifinance.ru/articles/86323 (дата обращения: 14.10.2017)
3 На территории Иракского Курдистана, согласно сведениям, представленным обозревателем Forbes Алексеем Голубовичем, ежедневно добывается более 500 тыс. баррелей нефти притом, что ее себестоимость составляет порядка $2 за баррель. Лицензиями на добычу в регионе уже располагают такие иностранные компании как General Energy, DNO и Westernzagros.9 Что касается общих запасов нефти региона, то они, по мнению ведущего эксперта Союза нефтегазопромышленников России Рустама Танкаева, не могут быть точно зафиксированы (как и темпы добычи углеводородов). Он считает, что извлекаемые запасы Иракского Курдистана составляют порядка 500 млн. тонн нефти.10 Что касается громких заявлений руководства Иракского Курдистана во главе с президентом Масудом Барзани, то они преследуют, в первую очередь, политические цели, под которыми следует понимать, прежде всего, стремление превратить право на добычу нефти на своей земле в предмет торга в плане признания независимости от Багдада перед лицом всего международного сообщества. В частности, заявления о заинтересованности в присутствии в Иракском Курдистане российских нефтегазовых компаний уже были озвучены главой представительства этой автономии, Асо Талабани, в Москве.11 В настоящий момент в означенном регионе действует только «Газпром нефть», ведущая геологоразведку на блоках Shakal и Halabja (по 80% доли в каждой), а также Garmani (40%). В Ираке (впрочем, за пределами Иракского Курдистана) в настоящее время также действует «ЛУКойл», по мнению руководителя которого, Вагита Алекперова, компания готова расширить свои инвестиции в стране – за исключением северных провинций, населенных курдами и, собственно, представляющих собой Иракский Курдистан. Ранее на почве непризнания багдадским правительством курдской автономии возникли трения «Газпром нефти», действующей как на севере, так и на юге страны (месторождении «Бадра»).12
9. Топалов А. Нефтяной пузырь Курдистана // Газета.ru (28.04.2016) [Электронный ресурс] URL: https://www.gazeta.ru/business/2016/04/27/8200289.shtml (дата обращения: 11.10.2017)

10. Там же.

11. Топалов А. Нефтяной пузырь Курдистана // Газета.ru (28.04.2016) [Электронный ресурс] URL: https://www.gazeta.ru/business/2016/04/27/8200289.shtml (дата обращения: 11.10.2017)

12. Там же.
4 По мнению известного востоковеда, программного координатора РСМД по Ближнему Востоку Руслана Мамедова, переход иракского нефтепровода в Турцию под контроль «Роснефти» позволит России, во-первых, обезопасить иракских курдов от любого негативного воздействия со стороны Турции, а во-вторых, обеспечить собственное, еще большее влияние на турецкий политический истеблишмент.13 При этом следует отметить, что тема отношений между турками и иракскими курдами заслуживает отдельного рассмотрения. В частности, в качестве ключевой тенденции, необходимо упомянуть, что прирост товарооборота между Турцией и Иракским Курдистаном составил в первом полугодии 2017 г. 20% (в сравнении с аналогичным периодом прошлого года).14 Данные сведения подтверждаются не только курдскими источниками, но также иракскими, которые, в свою очередь, рассматривают эту тенденцию, несанкционированную Багдадом, как проявление сепаратизма, ведущего к фактическому распаду Ирака.15 Необходимо также отметить, что на фоне роста торговли с иракскими курдами, турецкое руководство ведет жесткую борьбу против курдов, проживающих на территории Турции. Так, например, Рабочая партия Курдистана (РПК) – политическая организация, ведущая борьбу за курдскую автономию на юго-востоке страны, признана в Турции террористической организацией. В свою очередь, перемирие, действовавшее между сторонами, было разорвано в 2015 г.16
13. Мамедов Р. Время для «курдской политики» Москвы в Ираке? // РСМД (28.09.2017) [Электронный ресурс] URL: http://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/analytics/vremya -dlya-kurdskoy-politiki-moskvy-v-irake/ (дата обращения: 14.10.2017)

14. Trade between Kurdistan and Turkey increases // Rudaw (27.08.2017) [Electronic resource] URL: http://www.rudaw.net/english/business/27082017 (date of request: 14.10.2017)

15. Mackey P. Iraq official fears split as Kurdish-Turkey oil trade grows // Reuters (19.03.2017) [Electronic resource] URL: http://www.reuters.com/article/us-iraq-kurdistan-energy/iraq-official-fears-split-as-kurdish-turkey-oil-trade-grows-idUSBRE92I0ZV20130319 (date of request: 14.10.2017)

16. В Турции запретили все СМИ, связанные с РПК // RIATAZA (30.10.2016) [Электронный ресурс] URL: http://riataza.com/2016/10/30/v-turtsii-zapretili-vse-smi-svyazannyie-s-rpk/ (дата обращения: 14.10.2017)
5 В связи с постановкой вопроса, обозначенной Русланом Мамедовым в его статье (т.е. фактическим отождествлением планов «Роснефти» с национальными интересами России), представляется целесообразным с точки зрения проблематики данного исследования уточнить этот момент (тем более что статус «Роснефти» как «транснациональной» корпорации представляется неоспоримым по причине ее присутствия во многих странах мира, в частности, в Венесуэле, Алжире)17. С этой целью мы можем обратиться к официальным сведениям, представленным на сайте «Роснефти», в частности, документу «Структура акционерного капитала», из которого следует, что крупнейшим акционером ПАО «НК «Роснефть» по состоянию на 1октября 2017 г. является АО «Роснефтегаз», располагающий 50,00000001% долей в уставном капитале «Роснефти».18 В свою очередь, АО «Роснефтегаз» (располагающая также частью активов «Газпрома») принадлежит государству на 100% в лице Росимущества.19 Таким образом, можно сделать вывод, что, поскольку контрольный пакет акций «Роснефти» принадлежит государственной компании, то и сама «Роснефть» де-факто является госкомпанией.
17. География деятельности (схематическая карта) // «Роснефть» (официальный сайт) [Электронный ресурс] URL: https://www.rosneft.ru/ (дата обращения: 14.10.2017)

18. Структура акционерного капитала // «Роснефть» (01.10.2017) [Электронный ресурс] URL: https://www.rosneft.ru/Investors/structure/share_capital/ (дата обращения: 14.10.2017)

19. «Ведомости» рассказали об отказе «Роснефтегаза» сообщать о своих доходах // РБК (25.10.2017) [Электронный ресурс] URL: http://www.rbc.ru/economics/25/10/2016/580e918 f9a794726471a638d (дата обращения: 14.10.2017)
6 На основании всего вышесказанного, можно сделать выводы, что в действиях «Роснефти» прослеживаются следующие «политические» цели (в значительной степени, действительно, пересекающиеся с национальными интересами Российской Федерации):
7 1) Закрепление своих позиций на Ближнем Востоке (в том числе в качестве самостоятельного, независимого от других фактора стабилизации обстановки в регионе), как следствие этого – рост престижа России во всем регионе;
8 2) Недопущение конкурентов в лице иностранных компаний к европейскому газовому рынку (посредством перехвата инициативы, «опережающего» строительства газопровода). Как прямое следствие этого – сохранение своей (российской) доли в поставках газа в Европу, а также, поскольку газопровод планируется вести через территорию Турции – усиление экономической (энергетической) зависимости Турецкой Республики от России.
9 Последний тезис представляется тем более актуальным, что сама Турция на протяжении последних десяти лет ставила перед собой стратегическую цель стать «региональным энергетическим хабом».20 Таким образом, можно сказать, что реализуя этот проект «де-юре», де-факто она может утратить над ним контроль, поскольку значимая часть поставляемых ей энергоресурсов будет принадлежать российским компаниям (будь то курдскому газопроводу «Роснефти» или «Турецкому потоку» «Газпрома»). В данном контексте строительство трансанатолийского газопровода TANAP, идущего с азербайджанского месторождения «Шах Дениз», представляет собой попытку турецкого руководства снизить энергетическую зависимость Турции от российских газопроводов за счет диверсификации поставщиков голубого топлива.21 В связи с этим нелишним представляется упомянуть, что в настоящий момент через территорию Турции пролегают пять газопроводов международного значения, при этом сама Турция нуждается ежегодно в 50 млрд. м3 газа.22
20. «С достаточным запасом газа Турция может превратиться в энергетический хаб» // МК-Турция (07.06.2017) [Электронный ресурс] URL: http://mk-turkey.ru/economics/2017/06/07/ gensek-energeticheskoj-hartii-s-dostatochnym-zapasom-gaza-turciya-mozhet-prevratitsya-v-energeticheskij-hab.html (дата обращения: 12.10.2017)

21. Цурков М. До конца года завершится сделка по TANAP // Trend News Agency (12.10.2017) [Электронный ресурс] URL: https://www.trend.az/business/energy/2807210.html (дата обращения: 14.10.2017)

22. Темизер М. Турция превращается в энергетический хаб // Anadolu Ajansı (19.11.2016) [Электронный ресурс] URL: http://aa.com. tr/ru/анализ-новостей/турция-превращается-в-энергетический-хаб/688933 (дата обращения: 12.10.2017)
10 Таким образом, можно сделать вывод, согласно которому гипотеза данного исследования находит свое подтверждение: коль скоро действия «Роснефти» пересекаются с национальными интересами России (притом, что сама эта транснациональная корпорация является государственной), они могут трактоваться и в сугубо политическом ключе. Так, в частности, развитие отношений с Иракским Курдистаном в сфере энергетики предоставит России новые (точнее - большие) возможности по оказанию политического давления на Турцию, например, в случае повторного охлаждения отношений между странами. Что касается самих (прямых) политических последствий текущей активности «Роснефти» в Иракском Курдистане, то к ним также следует отнести рост престижа России как державы мирового уровня на всем Ближнем Востоке. Это, впрочем, следует считать следствием самого факта присутствия России в регионе – как фактора его стабилизации.